Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 4 миллионов слов. Это своего рода «якопедия», из которой можно извлечь несколько десятков «обычных» книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Всё — причина свободы, и всё — причина рабства

«Ученики Его сперва не поняли этого; но когда прославился Иисус, тогда вспомнили, что так было о Нем написано, и это сделали Ему» (Ин 12:16).

[По проповеди в Вербное воскресенье 21 апреля 2019 года]

Если внимательно читать Библию, там и про жизнь любого из нас написано во всех подробностях. Имеет это значение? Ни малейшего. А что такое «моя жизнь»? Суета сует. Когда Господь воскресшим и неузнанным объясняет ученикам на пути в Эммаус, что про гибель Спасителя есть в Библии — и тут, и тут, и тут — что особо удивительного он говорил? В Библии больше всего, чем в Греции. По части всеохватности Библия уступает лишь цыганке. Просто, как и в случае с цыганкой, человек выделяет то, что ему по сердцу. Библия — пятна Роршаха для человека. Бог тебе открывается — ты видишь атомный взрыв или расцветающую сакуру? Жизнь каждого из нас — разворачивание Библии.

В любой момент возможен любой исход. Я покончу с собой, скажут, это было предсказуемо, потому что вот и вот. Я получу нобелевскую премию, скажут и про это, что было предсказуемо, потому что там и там. Любому нашему выбору есть задним числом причины и никаким числом нет принуждения. Это и есть свобода.

Ученики начинают понимать Библию лишь после Голгофы. У них шок, потрясение,  переоценка всего. Хотя вообще-то у Бога больше шок. Шок от встречи с людьми. Одно дело знать людей как Бог, другое дело знать людей как человек. Другая точка отсчёта. Вот откуда «Отче, прости им, ибо не ведают, что творят». Иисус — Сын всеведущего Бога — на Себе понял, что такое ограниченность человека. Это как переболеть Альцгеймером, выздороветь и помнить, как ты ничего не помнил.

В Христе мы видим торжество Божьей свободы и своей свободы. Всё было предсказано, но всё могло и не совершиться. У нас всегда открыт лишь один глаз — мы видим то, что оправдывает и предсказывает грех. А глаз на добро заплыл, болит, слезится, мы не видим, сколько причин быть святыми. Мы видим сто причин, почему Бога нет и быть не может, почему Иисус один из тысяч чудаков, свихнувшихся на религии, и не видим, почему в свете Христа всё — вся история, вся жизнь — складывались для Него и продолжают строиться вокруг Него, и только на этой стройке и мы обретаем свою жизнь, и это жизнь навсегда.

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем

2020 год. Фотограф Хежи Чин. Петух символ свободы после отречения апостола Петра. Петух не мог прокукарекать, Пётр мог не отречься.