Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Наши страхи и наши деньги

«Не бойся, малое стадо! Ибо Отец ваш благоволил дать вам царство» (Лк 12:32)

Фотография — сценка («клеймо») на огромной иконе в Муромском музее. Только на фотографии становится разборчива надпись. Изображена, как ни странно,  проповедь подростка Иисуса в Храме иудейским мудрецам. Уж как Господь оказался босиком, в рясе и с бородой, Бог весть…Наверное, проекция — а проекция себя на Сына Божия это хорошо, хорошо. Лучше, чем наоборот.

Надпись не сразу понятна, потому что иконописец ошибся и вместо «стада» написал «сдада». Но контекст не оставляет сомнений.

Это часть Нагорной проповеди у Луки, где Нагорная проповедь — Подгорная. Начинается с призыва бояться «любостяжание». В греческом плеонексия — как анорексия, только наоборот. Русские переводы предпочитают «жадность» и «корыстолюбие». Красивее всего архаичное «лихоимство» — ведь «лихо» соединяет «лишнее» и «злое».

Как ни странно, труднее перевести вторую половину фразы. Перевод Кузнецовой/РБО: «Как бы ни был богат человек, его жизнь от этого не зависит», и остальные в этом же духе. Забавным исключением является перевод некоего Русского Библейского Центра: «Судьба человека не равна сумме его добра». Понятно, что это пересказ, но понятно и намерение пересказывателя, ведь в оригинале слова «зависит» решительно нет, а есть чётко слово «изобиловать» — жизнь не изобилует имуществом. Или жизнь изобилует не имуществом. По-русски так не скажешь. «Сумма добра» всё-таки мило — вспоминается «Сумма теологии».

После призыва изобиловать не материально идёт притча о богаче, который помер от радости, что у него огромный урожай, затем «душа больше еды», затем классическое «посмотрите на птиц небесных» — правда, у Луки не какие-то птички, а серьёзные «вороны», ударение на первом слоге, могучие «коракасы», так ворон по-гречески, прямо-таки раскатистое «карр». Затем про цветочки, которые не работают, и вывод — ищите Царства Божия, а уж Бог даст, что вам нужно. Мало того, затем следует проповедь дауншифтинга:всё продать, раздать вырученное нищим.

Понятно, что перед нами не стенограмма, а нанизывание изречений Иисуса в определённом порядке — у Луки одни ассоциации, у Матфея другие, и в итоге порядок разный. Ассоциации Луки очень интересные, потому что они не про личное нестяжательство, они о доброте. Неожиданная ассоциация: Пётр вдруг спрашивает, кого Иисус имеет в виду, Иисус отвечает как Порфирий Петрович: да вас и имею, Симон Петрович. Не будь жесток к людям!

Опаньки! Какая связь между добровольной бедностью и жестокостью к людям?

Через власть. Человек раздал имение и стал папой римским. Ничего своего у него нет, но власть у него есть. И раздражение, злость из-за отсутствия своего очень даже естественно выплёскивается в виде самодурства.

Злость — от страха. Деньги — отличное средство от страха. Есть деньги — ничего не страшно. Если, конечно, много денег. И вот начинается… Обеспечить внуков и правнуков…

И малое стадо начинает топтать друг друга. В самом малом стаде кто-то побольше ростом, кто-то поменьше…

Богатство — проблема не личности, а коллектива. Не монолога, а диалога. Диалога власти, а часто и прямого насилия. Диалога не на равных, диалога с дикой демагогичностью и циничностью, а о лжи и говорить не приходится.

Так что «раздай имение» — это лишь начало. Страх внутри тебя от этого не исчезнет, а лишь возрастёт и будет проявляться иначе. А должна проявляться жизнь. Жизнь должна изобиловать жизнью вне зависимости от денег и власти, вот мысль Иисуса.

Слово «стадо» тут ключевое. Решение проблемы в том, чтобы выйти за пределы плоскости этого мира. Как из шести спичек сделать четыре треугольника можно только, соорудив пирамидку, так любить друг друга можно только, признав друг друга детьми Божьими.

Не своими овцами, а Божьими овцами! Подвинься, уступи место Богу! И ещё подвинься! И ещё!… Ах, ты падаешь? Упал ты, голубчик, уже давным-давно, а теперь ты как раз малость приподымешься, так-то.

Ну, конечно, говорить такое имеет право только вот такой Бог — босой и в подрясничке…

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем

Яков Кротов сфотографировал на Химкинском кладбище