Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Демифологизация Христа — к прославлению Христа

Мифологизация — превращение реального или фантастического события в символическое.

Мифологизация в той или степени присутствует в любой человеческой памяти о прошлом. Фоточки в телефоне — мифологизация, надгробие мифологизация, CV — ультра-мифологизация.

[Так-перетак, как заставить спеллер усвоить слово «мифологизация» и не выделять его? А, и выражение «так-перетак» чтоб тоже не выделял! И запомнил слово «спеллер»!!! Себя не помнить — последнее дело.]

Мифологизация это способ общения, средство укрепления любви для любящих, патриотизма для патриотически настроенных, солидарности, человечности, личного самосознания и общения с Богом — для верующих.

Демифологизация — выяснение, реальное или вымышленное событие лежит в основе мифологизации. Действительно Маркс был Карл или Клара, а что он Карл, придумал Энгельс для сплочения рабочих. Есть ли в том, что лежит в Мавзолее, хоть одна дээнкушечка от вождя мирового пролетариата. Находятся ли останки Авраама в гробнице Авраама в Хевроне. Которые из десятков голов Иоанна Предтечи настоящие. Был ли Исход. Жил ли Иисус.

Последние два случая самые, возможно, показательные.

От того, был Исход или нет, ничего не зависит в жизни верующего иудея.

От того, был ли Иисус и воскрес ли Он, в жизни верующего христианина зависит всё. Собственно, если не был или был, но не воскрес, то уже невозможно быть верующим христианином, можно быть лишь верующим иудеем, разница-то лишь в этом между тем, что в какой-то момент поделили на «иудаизм» и «христианство».

Сама Библия в рассказах о Далиле, Руфи, Эсфири показывает, что Исход к вере в Бога не имеет принципиального отношения. Да и Авраам, Исаак и Иаков ничего про Исход не знали, а Авраам и Иаков, по Библии, даже селились в Египте безо всякого смущения, Авраам дважды. Исаак даже умер в Египте! Что же это за иудеи, которые Пасху не празднуют?!

А кто сказал, что не празднуют? Пасха, как и все другие религиозные праздники, была первоначально праздником прежде всего крестьянским. Собрали урожай — выпили и закусили. Остригли овец — закусили и выпили. Выгнали овец на пастбище весной — одну зарезали, выпили и закусили. Загнали овец с пастбище — зарезали, выпили и закусили.

Без вопросов. Это спустя много веков, где-то во времена Платона и Сократа, Пасха становится ужасно религиозным праздником, задаётся вопрос «а что это мы празднуем» и следует рассказ об Исходе. Вопросы и рассказ можно убрать, а выпить и закусить останутся. Радость останется, солидарность останется, праздник останется.

То же самое даже с субботой. С одной стороны, суббота, видимо, была ещё до Авраама, с другой, она не всегда была именно субботой, седьмым днём и уж точно не всегда была таким уж непременным признаком веры в Единого. И со свининой так же. Всё это приобрело огромное значение только в античность, только, когда евреи стали чересполосицей с греками, сирийцами и кучей других народов, да и в Египте огромная еврейская колония, и в Риме, и надо как-то выделяться.

Отсюда правота современного иудаизма, который не очень-то парится о субботе, свинине и Исходе. Человек просто называет себя иудеем, а никакой Торы не читает, никаких раввинов не слушает и ни в какую синагогу не ходит. Прямо как Авраам, Исаак и Иаков. В своём праве. Главное, Бога не отрицает, а иногда даже может заявить, что Бог есть. Беседер, вы иудей! А что Тора говорит, в полном согласии с Пятокнижием и даже и с Библией? Вот Бог, вот Рай, вот Адам, вот Ева — всё! Ни кип, ни суббот, ни обрезания, только где-то в глубине тёмно-зелёная угрожающая надпись «Исход из рая» — а всё есть!

С Иисусом такой номер не проходит.

Если Иисус не жил, то христианином быть невозможно.

Если Иисус жил, но умер не на кресте, а от старости, то христианином быть немыслимо.

Если Иисус жил и умер на кресте, но не воскрес (а воскресения не бывает, это вам не Исход, который всегда можно натянуть — ну, убежала пара евреев от египетских пограничников через лиман, ура!) — в общем, если не сделал того, чего нельзя сделать, то христианином быть смешно.

Если Иисус жил, умер на кресте, воскрес, но отсутствует здесь и сейчас, не часть моей жизни, моего дыхания, моего существа, то христианином быть вредно, потому что ложь неполезна для здоровья.

Демифологизация тут ни при чём. Что воскресения не бывает, это не демифологизация, это твёрдое научное наблюдение. Ни один учёный воскресения не наблюдал. Поэтому учёные не знают, что Иисус воскрес, а — некоторые — всего лишь веруют в воскресение Христово.

Демифологизация же Иисуса необходима, достойна и праведно. Ханжество накрутило вокруг Христа больше, чем тряпок на египетских мумиях. И Мария Магдалина не кидала в императора Тиберия крашеным яйцом с криком «вот тебе символ воскресения». Яйца были дороги, а своя жизнь ещё дороже. И людей на кострах сжигали — не Христос это приказал, а подлость и гнусность. И крестовые походы — не Христос благословил, а агрессивность и жадность. И обязательный Закон Божий в школах, да ещё с оценками — не Христос распорядился. И вообще государственная религия — не Христос завёл, вранье, что это Христос. Демифологизировать, дехристианизировать и отправить на свалку истории и инквизицию, и походы на Восток крестовые и некрестовые, и катехизис в школах, и наказание за перемену веры. И семейные ценности — не Христос, и скрепы духовные не Христос, и патриотизм с национализмом что угодно, но не Христос.

Иисус — да, Христос. Только Иисус. Живой. Более того, оживший. И ещё более того — Живущий. Живущий Сам и дающий жить мне. Ежеминутно дающий, Собой, Богом, Духом.

Чего и всем желаю.

Далее

См.: Аудио об этом - История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем

Яков Кротов сфотографировал