Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Фарисеи, законники, грешники — кто они?

Самое сложное слово для перевода в евангелии от Марка — «грешники». Яркий пример обманчиво понятного слова. Трижды проклят переводчик трёх слов: «фарисей», «грамотей» и «грешник». Φαρισαιε, γραμματεις, αμαρτωλοι. «Грамотей» настолько изменило смысл, что переводят все, хотя и очень по-разному. «Фарисей» не переводят — и это очень большая ошибка, потому что в русском языке слово смысл изменило не меньше, чем «грамотей». К тому же это из того кластера языка, который детям, к примеру, неизвестен.

(Да, ещё есть радикально поменявшие — кажется — смысл слова «архиереи», «пресвитеры», но их-то переводят непременно, хотя знающий греческий народ похихивает: «Архиереи Христа распяли»).

Есть ещё под-проблема, но она не связана прямо с евангелием от Марка: кроме слова «грамотей» есть ещё слово «законник», «номикос». Марк это слово не употребляет ни разу, так что читатель четвероевангелия вводится в заблуждение: одним русским термином «законник» переводят и «грамматейс», и «номикос». Вишенка на торте: слово «беззаконик» это «адикос», «неправедный». «Номос» — это «закон» от слова «отвес» — вот такая верёвочка, которой архитектор проверяли прямизну стен. «Дике», «праведность» — из другого измерения, не вертикального, а горизонтального, это то, что с правильной — «правой» — стороны.

Нормальный читатель должен недоумевать при описании пира, в котором участвовали налоговики и грешники. Конечно, налоговиков и сейчас не любят, но не до такой степени. Тут перевод бессилен, тут нужно примечание. Но «грешники»? А что, все остальные были праведники? Нет, «грешники» противоположны «грамотеям» и «фарисеям».

При этом понятно, какое еврейское слово передано греческим «грешники». Это, скорее всего, «амхаарец», либо «хамец», либо «рашав». В Израиле и сейчас газета выходит газета «Хаарец». «Арец» — иначе «Эрец», это всего-навсего «земля». Не рыжая земля Заиорданья, из которой «адам» и «едом», «едомиты», а просто земля. Эрец Израиль — Земля Израиль, как «Русская земля». «Амхаарец» — «человек земли» («ха» или «га» — артикль, придыхание).

Первоначально «амхаарец» всего-навсего означало, говоря сегодняшним языком, «гражданин». Полноправный житель земли Израильской. Но уже во времена Иисуса это было презрительное, нечто вроде «земляной червь», «дикий человек», «невежа». Смешно, но нынешняя газета «Хаарец» — газета израильской интеллигенции, и в устах «правых» это слово звучит как оскорбление, синоним «леваку», «социалисту» (газета изначально — сто лет назад — была учреждена именно евреями-социалистами, не сионистами). И тут как со словом «христианин» — для одних оно было (и остаётся) презрительной кличкой, а для христиан — ну, почётное самонаименование. Такое часто бывает в языке, такое произошло, к примеру, со словом «квакер», «трясун».

В 70 псалме человек молится об избавлении «из руки нечестивого, из руки беззаконника и притеснителя». Это очень характерный перечень. «Нечестивый — это как раз «грешник» в евангелии от Марка, «амартолос», «беззаконик» — от «номос», «парамонтос», «выходящий за рамки закона», «притеснитель» — «адикос», «неправедник». Все эти слова — и многие другие — льются из уст Исайи, Иеремии и прочих в адрес израильской элиты, в адрес угнетателей. Такие социалистические левацкие проповеди — мало не покажется! Так что «грешники» и у Марка не просто какие-то прелюбодеи, а именно «угнетатели» — те, кто вместе с налоговиками угнетал народ. Угнетал-угнетал и доугнетался до восстания 66 года, которое снесло и элиту, и Храм, всё снесло.

На иврите в 70 псалме  «грешник» это «рашав», довольно традиционно, а вот «притеснитель» — «хамец» (кстати, на иврите не «из руки», как в греческом переводе, а из «лапы»). Да-да, тот самый хамец, который на Пасху вычищают из дому. Закваска! Так что «закваска фарисейская» — совершенно неслучайное выражение. Вот гибкость-то языка: ведь все понимали, что «закваска» это хорошо. Но в определённом контексте слово становилось собственным антонимом — «закваска» как нечто грязное, горькое, мерзкое. Совершенно не исключено, что Марк имел в виду не «амхаарец», а именно «хамец». В любом случае, речь идёт не о рядовых грешниках, а о кровососах, мироедах, коррупционерах, расхитителях социалистической собственности, паразитах на теле трудового народа.

Все три термина — грешник, фарисей, грамотей — связаны с одним ключевым понятием Библии: Закон. Вот почему я в своём переводе решил переводить их так: не соблюдающие Закон, соблюдающие Закон, толкователи Закона. Более того, тогда образуется и отдельный перевод для «номиков»: изучающие Закон. Четыре разных отношения к Закону. Читатель облегчённо вздыхает — наконец-то ясно. Конечно, остаётся проблема с тем, что «Закон» в данном случае не совсем то, что мы привыкли иметь в виду под законом, но тут уж ничего не поделаешь — примечание, примечание. Впрочем, различие не так уж велико. Можно, конечно, написать «талмуд», «шариат», «домострой», но зачем!

Заодно становится понятна суть конфликта. «Христа распяли» и соблюдающие Закон, и не соблюдающие Закон. По разным соображениям. Христос — Свобода во плоти. Свобода мешает и политиканам, и тиранам, и ханжам.

См.: Евангелие от Марка - История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем

Брюгге, 1542