Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Категорические верующие

«Первосвященники же и книжники стояли и усильно обвиняли Его» (Лк 23:10).

Как и в Лк 22:66, Лука повторяет сочетание «первосвященники и книжники» (у других евангелистов отсутствуют книжники — по-гречески, извините, «грамотеи», буквально, а по сути правоведы и юристы). Суть обвинений не излагается.

Можно предположить, что Лука имеет в виду, что обвинители просто повторили — только энергичнее — обвинения, которые Лука передаёт в 23, 2: запрещает платить налоги кесарю и называется царём. Или для Ирода подыскали другие обвинения? Неважно. Важно то, что могли бы и помолчать.

Человек, который требует кого-то убить и приводит соответствующие доводы, — убийца, и неважно, стоит перед ним Пилат, или Ирод, или Сам Бог, или он в одиночестве бубнит себе под нос и пишет в интернет. На греческом «обвинять» — «категоризировать». Корень — «агора», то есть, вече, майдан, сход, в общем, народ. «Ката» — приставка, указывающая движение. Тут не народ, тут царь, но он царь это всего лишь воплощение народа. «Вешать ярлыки» — определять в категорию «врагов отечества», «богохульников» и т.п. означает прежде всего быть патологическим экстравертом, адресуясь вовне. Это относится и к такому простому суждению как «есть Бог», «нет Бога». Если человек говорит это себе, а не окружающим, то он так вообще не скажет. Высказывание «для себя» неизбежно будет иным — горячее или холоднее, но другим. Не помещением в категорию, а перемещением из категории в сердце, в ум, в свою личность.

Вот почему в споре Иова с друзьями правда не на стороне друзей, которые оправдывают Бога, обвиняя Иова, помещая Иова в категорию виновных, пусть и невольно, неосознанно виновных. Это верующие друзья, только категорически верующие. Иов, между прочим, друзей не звал, так что Иов не обвиняет Бога перед друзьями, только этим и оправдан. Собственно, всё, чего требовал искуситель от Иова — «похулить Бога», совершить акт публичный, поместить Бога в категорию виновных. Иов же говорит о своей невиновности, а не о виновности Бога — ангельская разница! Поэтому Иов — прообраз Христа, поэтому и христианин не тот, кто сильно кается (хотя это полезно, коли есть в чём), а тот, кто Бога уводит от судей и палачей, с агоры в дом своей жизни.

См.: Фанатизм - История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем