Яков Кротов. Айграмотность

Александр Драбинко

Православие в посттоталитарной Украине (вехи истории)

К оглавлению


III.1 Украинская Православная Церковь в изменяющихся государственно-политических условиях

Кризисные явления в жизни советского государства нарастали, как снежный ком. Утрата коммунистической партией контроля над властью в стране становилась все очевиднее и была делом ближайшего времени. Вслед за этим неизбежно должен был последовать развал союзного государства, поскольку, кроме КПСС, в нем не было других общесоюзных политических сил.

Предвидя скорые политические изменения, Священный Синод Русской Православной Церкви 22 октября 1991 года в своем заявлении напомнил чадам Церкви о том, что изменение государственных границ не должно повлечь за собой изменение состава Поместной Церкви, а распад Союза не подразумевает автокефализации отдельных частей Русской Православной Церкви:

"Нынешние события, в определенной мере напоминают нам то, что последовало за февралем 1917г. Тогда распад Российской империи и образование на ее территории государств, объявивших о своей независимости, дали повод церковным нестроениям… И сейчас порой можно услышать голоса нецерковных людей, которые готовы видеть в самом факте существования Московского Патриархата некую "последнюю имперскую структуру" и всячески поощряют рост сепаратистских настроений с целью вызвать пагубный раскол в церковной среде… Согласно существующей в Православии канонической практике внутри Патриархатов допускается внутренняя самостоятельность и самоуправление епархий и их объединений. Патриархат не сковывает самостоятельности входящих в него церковных образований, но служит обеспечению их единства и общения. Границы патриархата необязательно должны совпадать с государственными границами… Патриархат - это не политическое, не национальное и даже не географическое понятие. Патриархат есть церковно-каноническая реальность, образованная для поддержки единства и соборности входящих в него церковных структур".

Об этом же говорил в своем докладе на Архиерейском Соборе в Киеве, который проходил 6-7 сентября 1991 года и тогдашний Предстоятель УПЦ митрополит Филарет:

"Никакие внешнеполитические изменения не могут нарушить ничего в той сфере церковной жизни, что касается веры и святых канонов. УПЦ и дальше будет сохранять молитвенное и каноническое единство с РПЦ, одновременно строя свою жизнь на основании дарованной ей самостоятельности и независимости в управлении".

16 июля 1990 года Украина провозгласила Декларацию о государственном суверенитете. 24 августа 1991 года после провала августовского путча Верховный Совет Украины провозгласил Акт о государственной независимости. Украина вступила в новый этап исторического развития и своего становления как независимого государства. В новых исторических условиях оказалась и Украинская Православная Церковь.

Отношение киевских и местных властей в восточном регионе республики после 1988 г. в годы "перестройки" к церковным делам было индифферентным, а подчас ее представители с симпатией и пониманием относились к УПЦ. В Западных областях Украины, которых демократические преобразования коснулись раньше, в силу исторических обстоятельств и того, что там всегда были живы ярко выраженные националистические устремления, национал-демократические круги, пришедшие к власти, всячески поддерживали раскольников и униатов, обвиняя УПЦ в связях с советским режимом и КГБ, в промосковской ориентации.

Такая политическая расстановка и отношение властей локализовали на то время межцерковный конфликт в пределах Галичины. Отвоевав определенное количество храмов, без помощи центральных властей и толчка извне, раскол и уния превратились бы со временем почти в исключительно местное явление западноукраинской церковной жизни. Однако случилось иначе.

1 декабря 1991 года в Украине, которая до этого еще формально находилась в составе Советского Союза, прошел общенародный референдум, на котором народ абсолютным большинством голосов (92%) высказался за независимость Украины. Однако эта победа демократии была обесценена избранием на президентский пост Л. Кравчука, который уже успел зарекомендовать себя как мастер компромиссов и уклонений от прямых ответов. Активную поддержку во время выборов оказал ему тогдашний митрополит Филарет.

Под влиянием революционно настроенных депутатов из Западных областей национализм вскоре становится официальной политикой Киева. Возникшие экономические трудности, при отсутствии четкой программы выхода из кризиса, способствовали тому, что Москва объявлялась источником всех бед украинского народа. Не задумываясь о последствиях, как "Гордиев узел" рубились все политические, экономические и культурные связи с Россией. Дошла очередь и до Церкви.

Для нового режима Л. Кравчука в методе руководства страной было естественным сохранение принципов управления тоталитарной коммунистической эпохи, которые теперь всего лишь приобрели националистическую окраску и направленность. Внедрение идеи национального самосознания началось с таким же рвением, как и доктрины марксизма-ленинизма на протяжении многих десятилетий до этого. Практика у Леонида Макаровича была. Во время работы в ЦК КПУ он специализировался на атеистической пропаганде, имел в этой сфере много публикаций. Многолетний стаж работы на идеологическом поприще подсказывал ему, что в жизни и развитии общества всегда ключевое место занимала Церковь. Церковной политике Леонида Кравчука был присущ жестко авторитарный стиль с широким применением псевдопатриотической патетики. С позиции чиновника-идеолога он подошел к церковному вопросу и теперь. Он стал "отцом" идеи создания т.н. независимой Украинской государственной Церкви как атрибута независимого украинского государства. Им был провозглашен принцип: "В незалежній державі - незалежна Церква", ставший одним из девизов его предвыборной кампании.

На роль "национальной Церкви" вполне могла бы претендовать уже существующая раскольническая УАПЦ, стоявшая на тех же идеологических позициях, что и глава государства. На ее стороне была националистически настроенная часть интеллигенции и диаспора. Однако Кравчук прекрасно понимал, что УАПЦ не имеет и не будет иметь авторитета и поддержки среди подавляющего большинства православного населения страны, находящегося в юрисдикции канонической УПЦ. Таким образом, свой взор Л. Кравчук обратил к своему давнему знакомому и "коллеге" по работе в идеологическом секторе ЦК компартии Украины - митрополиту Филарету. Тайные переговоры между Киевским митрополитом и госаппаратом на предмет дальнейшей деятельности увенчались успехом. Было решено создать "атрибут державності" именно на основе канонической УПЦ. С этого времени митрополит Филарет берет курс на полную изоляцию Украинской Церкви от Московского Патриархата.

***

Были и другие основания, заставившие его торопиться.

"Митрополит Филарет - жесткий, даже деспотичный лидер, очень опытный политик, непревзойденный мастер политической интриги, который вселял архиерейскому корпусу и духовенству скорее страх, нежели уважение… он по своему образу жизни, тесными связями с компартийной верхушкой и т.п. был очень уязвим для критики". Широкие массы верующих и неверующих узнавали из публикуемых в периодических изданиях Киева и Москвы статей о личной жизни митрополита Филарета, которая далеко не соответствовала монашеской.

Наряду с нарушением монашеских обетов, общественное мнение обвиняло его в сотрудничестве с органами Государственной безопасности. Обвинения эти не были беспочвенными. Еще 1975 году заместитель председателя Совета по делам культов при Совете Министров В.Фуров написал для ЦК КПСС отчет о состоянии РПЦ в СССР, в котором о митрополите Филарете высказывался как о таком, который стоит на "лояльных позициях относительно государства". О том, что такое "лояльные позиции" и как на них стоял тов.Антонов, общество узнало позже, когда стали доступны архивы КГБ.

Находясь на посту Главы Украинской Церкви, Филарет своей личностью дискредитировал и бросал тень на всю Церковь. Это и прозвучало в Заявлении 26 народных депутатов Верховного Совета Украины 20 января 1992 года:

"Не секрет, а достояние гласности, что именно митрополит Филарет (Денисенко) тесно связал свою трехдесятилетнюю деятельность со службами КГБ, для того, чтобы угодить власти КПСС, послужить безбожной власти, не так в интересах Церкви, а ради карьеры и возможности удерживать Церковь в Украине в руках единодержавной диктатуры. Все это отворачивает от Церкви людей, сводит на нет проповедническую, миссионерскую работу честного священника, углубляет вражду между конфессиями и способствует расколам.

Наше депутатское сознание призывает провозгласить очевидный факт: митрополит Филарет (Денисенко) преграждает путь духовному возрождению Украины, очищению общества от сталинских болезней, он должен оставить должность Предстоятеля Украинской Православной Церкви, дать ей возможность сохранить свое единство, правильно самовыразиться в новых государственных условиях, окормить измученный народ чистой верой и духовной силой".

Священнослужители Украинской Церкви также обвиняли митрополита Филарета в успехах униатов в Галичине и в возникновении и распространении раскола. Из-за грубого и деспотичного управления Киевской Митрополией из юрисдикции Московского Патриархата ушло множество клириков и мирян, не желавших более испытывать на себе произвол Киевского Митрополита и его гражданской супруги.

Летом 1991г. епископ Переяслав-Хмельницкий Ионафан (Елецких), викарий и помощник Филарета, подал в Патриархию рапорт о недостойном архиерейского сана поведении митрополита. Реакция не заставила себя ждать. Под давлением Филарета экстренно собранный Синод УПЦ "рассмотрел вопрос о моральном обличии" владыки Ионафана и лишил его епископского сана. Ему инкриминировалось: святотатство - хищение имущества Киево-Печерской Лавры; связь и поддержка современной "бесовщины", направленной на подрыв авторитета Православной Церкви; нарушение архиерейской присяги, что проявилось в неподчинении правящему архиерею и возведении на него клеветы, будто бы "митрополит Киевский и всея Украины имеет собственную семью и детей".

Боязнь и перестраховка Филарета проявилась и на Архиерейском Соборе УПЦ, проходившем 6-7 сентября 1991 года в Киеве. Насколько силен был Филарет в запугивании и шантаже ("братском вразумлении") иллюстрирует судилище над епископом Ионафаном, который, будучи доведенным до отчаяния, выбрал за лучшее оговорить себя. Он "признался", что имел намерение присоединиться к клиру УАПЦ, имел общение с колдунами и распространял клевету на Предстоятеля УПЦ. Об этой "клевете" будет не раз еще идти речь.

Намечавшийся тогда Поместный Собор РПЦ должен был рассмотреть обвинение в адрес митрополита Филарета, в связи с этим тон соборного Обращения к Патриарху Алексию принимает форму шантажа: "Сама постановка этих вопросов на Поместном Соборе РПЦ будет расценена в Украине, как желание РПЦ лишить УПЦ дарованной ей самостоятельности и независимости в управлении. Кроме того, все эти действия вызовут взрыв антирусских настроений на всей территории государства Украина. Епископат УПЦ единогласно заявляет, что все отрицательные последствия постановки этих вопросов на Поместном Соборе лягут на священноначалие Русской Православной Церкви".

1-3 ноября 1991 года в храме препп. Антония и Феодосия в Киево-Печерской Лавре тогдашний митрополит Филарет собирает Поместный Собор Украинской Православной Церкви, на котором присутствовал весь украинский епископат, делегаты от 22 епархий в лице клириков и мирян, избранных на епархиальных собраниях, представители 32 монастырей, представители духовных школ. В слове на открытие Собора митрополит Филарет сразу же определил его главную задачу: "Прошел год после того, как Архиерейский Собор Русской Православной Церкви даровал Украинской Православной Церкви самостоятельность и независимость в управлении… Украинская Православная Церковь осуществляет свое служение в новых исторических условиях. Отношения между Церковью и государством развиваются на качественно иной основе… Государственная независимость Украины ставит перед нами вопрос об образовании независимой Православной Церкви в Украине… Но мы не можем объявить самочинную автокефалию. Мы пойдем каноническим путем".

В своем докладе на Соборе митрополит Филарет отчетливо выразил свою позицию по вопросу устройства церковной жизни в Украине. Он отметил, что: "решение о самостоятельности и независимости Украинской Православной Церкви было принято в условиях, когда народ суверенной Украины проголосовал на референдуме за сохранение Советского Союза. В настоящее время политическая ситуация в Украине иная: Верховный Совет республики провозгласил Украину независимым государством. Изменяется и церковная обстановка". Подчеркнув, что положение Церкви зависит от положения государства, он проявил себя не как церковный иерарх, заботящийся о единстве Церкви - Тела Христова, а как представитель государственного ведомства по делам религий. Как положительную сторону приобретения УПЦ автокефалии митрополит Филарет выделил возможность сближения с неканонической УАПЦ: "И хотя диалог между ними еще не начался, однако проявление доброй воли с обеих сторон имеется", - отметил он.

Под давлением тогдашнего митрополита Филарета Собор Украинской Православной Церкви вынес следующее Постановление:

"Обратиться к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II и епископату Русской Православной Церкви с просьбой даровать Украинской Православной Церкви полную каноническую самостоятельность, то есть автокефалию, поскольку провозгласит автокефалию может только высший орган Поместной Церкви в лице Собора епископов".

Собор считает, что это "будет способствовать укреплению единства Православия на Украине, содействовать ликвидации возникшего автокефального раскола, противостоять униатской и католической экспансии, служить примирению и установлению согласия между враждующими ныне вероисповеданиями, сплочению всех национальностей, проживающих в Украине…".

Собор указал на наличие необходимых условий для полной самостоятельности: 22 епархии, 23 епископа, 35 млн. православных христиан, три Духовных Семинарии и три Духовных училища (в 1992 г. открывается Киевская Духовная Академия), 32 монастыря, в том числе 2 лавры - Киево-Печерская и Почаевская, а также около 5.5 тыс. приходов.

У митрополита Филарета была уверенность в положительном решении вопроса Московской Патриархией. В связи с этим была выдвинута и следующая просьба: "Учитывая тысячелетнюю историю Киевской митрополии, прямой правопреемницей которой является Украинская Православная Церковь, имеющая 35-миллионную паству, Собор просит Русскую Православную Церковь после дарования полной самостоятельности Украинской Православной Церкви способствовать учреждению Киевского Патриархата Восточными Патриархами и Главами других Поместных Церквей". В роли же Патриарха, Киевский митрополит видел себя - "единогласно избранного Предстоятеля УПЦ".

В Определении Собора "По религиозной ситуации на Украине и по другим вопросам церковной жизни в очередной раз были отвергнуты все "клеветнические нападки на Предстоятеля Украинской Православной Церкви со стороны некоторых средств массовой информации" и выражено "полное доверие митрополиту Киевскому и всея Украины Филарету".

В Послании к клиру, монашествующим и всем верным чадам Святой Украинской Православной Церкви Собор подчеркнул, "что богослужебным языком по-прежнему остается церковно-славянский…, но нет никаких ни канонических, ни вероучительных препятствий для употребления национальных языков в Богослужении. Украинская Православная Церковь допускает употребление украинского языка в Богослужении в тех случаях, когда не менее двух третей прихожан желают этого".

В обращении к Председателю Верховного Совета Украины Л.М. Кравчуку митрополит Филарет "рапортовал": "Самостоятельность Украинской Православной Церкви в независимом Украинском государстве является канонически оправданной и исторически неизбежной".

III.2 Всеукраинский религиозный форум и первый диалог с УАПЦ

Вскоре после Собора, 19-20 октября 1991 г., в Киеве проходил первый Всеукраинский религиозный форум - событие показательное, которое проводилось в духе новой политики в области религии. На этом собрании присутствовали главы и представители конфессий и вероисповеданий, традиционных для Украины. На открытии присутствовал будущий Президент Украины (уже через полторы недели), а пока Председатель украинского Парламента Л. Кравчук. Приветствуя собравшихся, он сказал, что теперь Украина - это правовое государство и первоочередная задача органов государственной власти - обеспечить беспрекословное исполнение Закона о свободе совести в полном объеме. Всех обязывает один закон. Л. Кравчук определил сферу деятельности религии и путь ее дальнейшего развития в Украине: "У вільній Державі - вільна Церква". Форум принял "Обращение к верующим гражданам Украины" и "Обращение к Верховному Совету Украины". После завершения Форума митрополит Филарет имел беседу с делегацией УАПЦ: "митрополитом" Антонием (Масендичем), "архиепископом" Владимиром (Романюком), свящ. Полытило и свящ. М. Максимовичем. Последний, вспоминая об этой встрече, писал, что митрополит Филарет высказался за объединение УПЦ и УАПЦ. Он подчеркнул, что между церквями не должно быть никаких недоразумений, потому что они "идейно уже объединены". И что если какой-либо приход УПЦ хочет отойти к УАПЦ, он может сделать это беспрепятственно. На замечание с противоположной стороны, что УАПЦ пойдет на объединение только в случае, если УПЦ получит автокефалию от Москвы, Филарет ответил, что он аж никак не сомневается, что Москва даст автокефалию и, причем в ближайшее время.

Во время форума отношение к объединительному процессу и о возможном своем в нем участии высказали и греко-католики. Генеральный викарий Львовской архиепархии УГКЦ отец-доктор Иван Дацько сказал, что процесс объединения УАПЦ и УПЦ в единый "Киевский Патриархат" достоин всяческого одобрения и поддержки. Однако, по его словам, необходимо подключить к нему и греко-католиков, а в перспективе - и протестантов. Но, как всегда в подобного рода ситуациях существует одно маленькое "но", которое не всегда афишируется в Киеве, но является официальной и непоколебимой позицией во Львове - образованный таким образом "Патриархат" должен признать главенство Римского первосвященника. Эта позиция священноначалия УГКЦ, высказанная в начале 90-х XX в. осталась неизменной и в Украине, перешагнувшей рубеж 3-го тысячелетия.

В ближайшее время по завершении Форума, по распоряжению Л. Кравчука было решено передать религиозным организациям на ремонт и реставрацию храмов 25 миллионов рублей с арестованных счетов КПУ. Из них 12 млн. было перечислено на счета УПЦ. Началось "отмывание" денег.

III. 3 Вопрос о полной самостоятельности Украинской Православной Церкви

25-27 декабря 1991 г. под председательством Святейшего Патриарха и с участием митрополита Филарета, состоялось заседание Священного Синода. Было принято решение разослать обращение и определение Поместного Собора УПЦ от 1-3 ноября всем архиереям Русской Православной Церкви для тщательного изучения вопроса столь исключительной важности с тем, чтобы в последствии он стал предметом обсуждения на Архиерейском Соборе. Священный Синод 18-19 февраля 1992 г. принял такое же решение.

Необходимо акцентировать внимание на том, что "решение" о полной самостоятельности УПЦ было принято руководством, как говорится - "сверху". Продиктовано оно было не актуальностью желания автокефалии в среде церковного народа, а почти исключительно личным желанием Предстоятеля в русле официальной государственной политики. Старые руководители и мыслили по-старому, не считаясь с мнением "низов". Однако время командно-административной системы, когда все единодушно голосовали за одного кандидата или продиктованное решение, прошло. Как в политическом, так и в церковном плане люди вздохнули свободнее, появилась реальная возможность говорить не только "да", но и "нет".

Решение Собора Украинской Православной Церкви встревожило значительную часть священнослужителей и мирян в Украине. В Московскую Патриархию из разных епархий стали поступать телеграммы и письма следующего содержания:

"Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II.

Свидетельствую о своей решимости сохранить верность Русской Православной Церкви и Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси. Категорически возражаю против отделения Киевской Митрополии от Московского Патриархата. В случае дарования УПЦ канонической автокефалии прошу святейшего Патриарха Московского и всея Руси принять под свой омофор все православные приходы, общины и духовные учебные заведения Украины, которые того пожелают".

А желающих было много. В одной только Винницкой епархии более 60 приходов прислали протоколы своих собраний с подписями от сотни до нескольких тысяч человек под каждым протоколом.

В то же время митрополит Филарет прилагал энергичные усилия к тому, чтобы ускорить процесс получения автокефалии. 16 декабря 1992 года за подписью управляющего делами Киевской Митрополии всем преосвященным был разослан циркуляр следующего содержания:

"По благословению митрополита Киевского и всея Украины Филарета всем необходимо провести собрания вашего духовенства в поддержку решения Собора Украинской Православной Церкви о предоставлении ей независимости. Списки духовенства и личные подписи привезти в канцелярию".

22 января 1992 года в Киеве состоялось епископское совещание Украинской Православной Церкви, которое приняло новое обращение к Святейшему Патриарху Алексию II, Священному Синоду и ко всем архиереям Русской Православной Церкви. В нем содержался упрек в том, что Священноначалие Русской Церкви умышленно затягивает положительное решение вопроса об автокефалии, что "определенные силы, в том числе и из Москвы, сеют смуту среди монашествующих, духовенства и мирян в отдельных областях и тем самым фактически работают против Православия в Украине. Некоторые московские средства массовой информации развернули клеветническую кампанию против Предстоятеля Украинской Православной Церкви, пытаясь путем грязной клеветы смущать умы и сердца несведущих людей".

Явным было давление власти, проявившееся в личном вмешательстве Л.Кравчука в скорейшее решение этого вопроса. Он в требовательном тоне, писал Патриарху Алексию: "В связи с провозглашением независимого государства Украина мы считаем, что наступило время дарования полной независимости Украинской Православной Церкви, дарования автокефалии.

Мы рассчитываем на Ваше понимание исторической закономерности и неизбежности положительного решения этого вопроса…".

Некоторое время спустя, уже в роли Президента Украины, в своем обращении к Патриарху и Архиерейскому Собору РПЦ Леонид Макарович весьма некорректно, будучи главой страны, в которой конституционно Церковь отделена от Государства, писал вновь:

"Мы убеждены, что суверенное Украинское государство с 52-миллионным населением имеет право на полную независимость во всех сферах жизни, в том числе и церковной. Основания для полной самостоятельности Украинской Православной Церкви существуют как в ее тысячелетней истории, так и в ее настоящем положении.

Мы думаем, что дело чести Московского Патриархата - помочь Украинской Православной Церкви в утверждении ее канонической независимости…

… надеемся, что Украинская Православная Церковь получит полную каноническую независимость, что соответствует чаянию православных верующих Украины".

Руководство кириархальной Церкви обеспокоилось тем, что вопрос церковной автокефалии в Украине принял нецерковную форму своего решения, о чем было сказано на заседании Священного Синода. Тут же последовала реакция тогдашнего митрополита Филарета, говорившего из Киева устами епископата:

"Как нам стало известно, на последнем заседании Священного Синода Русской Православной Церкви (25 - 27 декабря 1991г.) высказывалось мнение, будто бы наше обращение на Соборе Украинской Православной Церкви (1991г.) было сделано под давлением государства и что якобы не все подписавшие документы Собора украинские архиереи согласны с принятыми решениями. В связи с эти мы смиренно заявляем, что вынужденное новыми историческими условиями наше стремление получить полную каноническую самостоятельность продиктовано исключительно благом Православия в Украине, а не давлением со стороны государства".

Вскоре три архиерея - епископы Черновицкий Онуфрий (Березовский), Тернопольский Сергий (Генсицкий) и Донецкий Алипий (Погребняк) дезавуировали свои подписи под "Обращением". На следующий день, 23 января, решением Синода УПЦ они были смещены со своих кафедр. Епископы Сергий и Алипий были назначены викариями Киевской митрополии, а владыке Онуфрию было предписано поменяться местами с Преосвященным Илларионом (Шукало), управлявшим Ивано-Франковской епархией. Кроме того, за отказ братии Киево-Печерской Лавры поставить подписи в поддержку решения Собора УПЦ о даровании ей автокефалии с должности наместника был смещен архимандрит Елевферий (Диденко). Решение Синода вызвало возмущение паствы, находившейся в окормлении смещенных архиереев, и она не выпустила их из своих епархий, а епископ Илларион не был допущен занять новую кафедру. Тогда епископы Онуфрий и Сергий направили личные послания Святейшему Патриарху, в которых заявляли об отказе от своих подписей под "Определением" Собора Украинской Православной Церкви 1 - 3 ноября и от подписей под обращением епископата УПЦ от лица Собора.

На Украине возникла реальная угроза нового раскола - теперь уже внутри УПЦ. Поток писем и телеграмм, направленных в Московскую Патриархию от приходов, монастырей, духовных школ, отдельных священнослужителей и мирян с просьбой предотвратить разделение Русской Церкви и сохранить существующий статус Украинской Православной Церкви, нарастал. В Украине нарастала церковная смута, начали активную деятельность не только автокефалисты, но и представители "зарубежников", "истинно-православных", "богородичного центра". Не случайной была именно в это время активизация "Белого братства". Ослабленное от внутреннего противостояния Православие не могло дать должный отпор нахлынувшим в Украину зарубежным проповедникам и деструктивным сектам разного толка. Ответственность за дальнейшее их распространение в нашей стране лежит на дестабилизировавшем церковную среду бывшем митрополите Филарете.

***

Для умиротворения ситуации Святейший Патриарх Алексий II 4 февраля направил митрополиту Филарету телеграмму, в которой предлагал в связи с опасным развитием церковных событий в некоторых областях Украины до заседания Священного Синода, намеченного на 18 - 19 февраля, "воздержаться от любых канонических прещений".

17 февраля от митрополита Филарета в адрес Святейшего Патриарха поступило две телеграммы; в первой он просил "не принимать" в Синоде "никаких постановлений, касающихся внутренней жизни Украинской Православной Церкви", а во второй заявлял о том, что не приедет на заседание Священного Синода по причине болезни. Это было явное игнорирование действий священноначалия кириархальной Церкви, направленных на разрешение тяжелого кризиса. Перед заседанием Священного Синода Святейший Патриарх Алексий получил также "открытое письмо" Совета по делам религий при Кабинете Министров Украины, в котором Совет настаивал на предоставлении Украинской Православной Церкви автокефалии.

Священный Синод кириархальной Церкви, состоявшийся, как и намечалось, 18 - 19 февраля 1992 года, принял обращение к митрополиту Киевскому Филарету и епископату Украинской Православной Церкви с требованием:

"Незамедлительно пересмотреть решение Украинского Синода от 23 января, чтобы внести мир в сердца братьев архиереев и в их скорбящую паству, взывающую ныне о справедливости в Церкви. Это позволит сохранить мир церковный и единство Украинской Православной Церкви.

Обращаясь к тем многочисленным клирикам, монашествующим и мирянам, которые направили в адрес Патриарха и Священного Синода просьбы оставить их в лоне Московского Патриархата, мы хотим сказать: веруем и исповедуем, что Господь по молитвам сонма праведников, просиявших на Святой Руси, колыбели белорусского, русского и украинского народов, проведет корабль церковный через все опасности бушующего житейского моря… Нам же всем подобает сохранять верность Господу и жить по правилам церковным, дабы вольно или невольно не соделаться соучастниками греха… Если же, сохрани Бог, этот единственный правильный и канонически законный принцип будет нарушен, то каждый, кто останется верным Православию, получит наше каноническое пастырское окормление и не будет брошен на произвол сил зла".

В "Послании" также говорилось, что просьба Украинской Православной Церкви о предоставлении "полной канонической самостоятельности" выходит за пределы компетенции Священного Синода и может быть ответственно рассмотрена только на соборном уровне (см. Устав об управлении Русской Православной Церкви, разделы II, III, V, XV). Руководствуясь этими уставными нормами, Священный Синод передал поднятый Собором Украинской Православной Церкви вопрос Архиерейскому Собору.

III.4 Архиерейский Собор РПЦ и его решения относительно Украинской Православной Церкви

31 марта 1992 года в Даниловом монастыре открылся Архиерейский собор Русской Православной Церкви, заседания которого продолжались до 5 апреля. В его деяниях участвовали 97 архиереев.

С 1 по 4 апреля Архиерейский Собор обсуждал ходатайство епископата УПЦ о предоставлении Украинской Православной Церкви автокефального статуса. В своем докладе на Соборе митрополит Филарет обосновывал необходимость предоставления Украинской Православной Церкви автокефалии политическими событиями: распадом СССР и образованием независимого Украинского Государства, а далее он повторил в качестве доводов все пункты Постановления, принятого на ноябрьском Соборе Украинской Православной Церкви:

"Полная самостоятельность Украинской Православной Церкви, - подводил итог всему сказанному митрополит Филарет, - отвечает чаяниям православного духовенства и православных верующих. Поэтому каноническая автокефалия Украинской Православной Церкви в независимом Украинском Государстве является оправданной и исторически неизбежной. Мы должны сохранить церковное единство и братское отношение между Русской Православной Церковью и Украинской Православной Церковью и сделать все возможное, чтобы не допустить конфронтации".

После доклада митрополита Филарета началась дискуссия, в которой участвовало большинство архиереев. На обсуждение вопроса о статусе Украинской Православной Церкви не могли не повлиять многочисленные делегации верующих из разных епархий Украины, протестовавших против автокефалии: на территории Свято-Данилова монастыря стояли пикеты с плакатами: "Призываем участников Собора отстаивать единство Церкви", "Автокефалия - путь к унии", "Украине нужно чистое Православие", "Владыко Филарет! Ради блага Церкви уйдите, наконец, за штат!", - и среди них ни одного с просьбой о даровании автокефалии.

Первым выступил архиепископ Виленский и Литовский Хризостом (Мартышкин). Он поддержал принципиальную необходимость предоставления Украинской Православной Церкви автокефалии, но счел нецелесообразным делать это в настоящий момент - потому, что своими необдуманными действиями митрополит Филарет внес разлад в церковную жизнь Украины. Митрополит Филарет, 25 лет возглавлявший Украинский Экзархат, получив в последние годы большую самостоятельность, по словам архиепископа Хризостома не предусмотрел возможности автокефального раскола и униатства, "и сегодня дарование автокефалии не приведет к единству, а будет лишь поражением Православия и расколом. И вам, украинским архиереям, и нам со всей ответственностью надо об этом подумать". Значительное число архиереев, выступая на Соборе, говорили о несвоевременности автокефалии Украинской Церкви, - главным образом из-за того, что при полной самостоятельности Православная Церковь на Украине окажется один на один перед лицом униатской агрессии, а раскольники все равно не прекратят своей разрушительной деятельности. Некоторые из выступавших напоминали, что все прошлые попытки автокефалии Украинской Православной Церкви приносили Церкви беду.

Всего в ходе соборного обсуждения этого неоднозначного вопроса выступило 58 архиереев. Из них за автокефалию высказалось 6 епископов из 21 прибывших на Собор из Украины, но и они позже согласились с отрицательным отношением к дарованию автокефалии в настоящих обстоятельствах. Активными сторонниками модели автокефализации выбранной митрополитом Филаретом, были епископ Волынский и Луцкий Варфоломей (Ващук), епископ Львовский и Дрогобычский Андрей (Горак), архиепископ Ровенский и Острожский Ириней (Середний) и архиепископ Одесский и Измаильский Лазарь (Швец), который, за занимаемую им позицию, был в буквальном смысле слова изгнан своей паствой с кафедры. Необходимость предоставления Украинской Православной Церкви автокефального статуса они обосновывали надеждой на то, что в этом случае раскольники вернутся в лоно канонической Церкви. "Может быть, действительно этим можно спасти положение на Украине, - сказал архиепископ Лазарь. - Я был около двух лет правящим архиереем в Тернопольской епархии, знаю и помню этот кромешный ад… Стоит только произнести одно русское слово, так тебя сразу побьют. У меня сохранились фотографии, которые говорят о том, с какой злостью относились там к православным архиереям, а обо мне говорили: "Лазарь - враг украинского народа", "гнать Лазаря с Украины". Владыки говорили о том горестном положении, в котором оказались западные епархии. Епископ Львовский Андрей говорил, что не уверен, сможет ли вернуться в свой собор, если не будет достигнута полная независимость УПЦ. Владыка Варфоломей предупреждал об опасности распространения раскола на восточную Украину. Ровенский Владыка Ириней переживал за паству, которая, не получив канонической автокефалии, может перейти в самочинный раскол: "Кто ответит перед Богом за народ, который окажется в безблагодатной автокефалии?" - спрашивал он, приводя как аргумент то, что 90% клириков его епархии высказалось за полную независимость Украинской Православной Церкви.

В то же время были и другие, диаметрально противоположные высказывания. Епископ Кировоградский и Николаевский Василий (Васильцев) сообщал об угрозах со стороны своей паствы не допустить его назад в епархию в случае предоставления автокефалии УПЦ. О том же говорил и архиепископ Винницкий и Брацлавский Феодосий (Дикун, †2001г.), бывший ранее ревностным сторонником идеи автокефалии. Свою позицию он сменил после того, как был переведен с Ивано-Франковской кафедры на Винницкую, на место отправленного на покой митрополита Агафангела (Саввина), несогласного с курсом церковной политики, проводимой митрополитом Филаретом. Архиепископ Феодосий на Соборе сказал: "Я в свое время тоже был защитником автокефалии Церкви, о чем неоднократно говорил и в Митрополии и в Патриархии. Но когда я пришел на Виннитчину, то увидел, что здесь даже не желают слышать об автокефалии и примерно 90% священников и мирян выступят против нее. Недавно кто-то пустил слух, что я уже подписал автокефалию, поэтому люди не хотели меня пускать в собор. И теперь, если я подпишу здесь определение о даровании автокефалии, мне в Винницу нельзя будет ехать".

Одной из причин нежелательности провозглашения автокефалии в настоящее время была опасность "цепной реакции", о которой говорили многие владыки, епархии которых находились на территории других государств, возникших на постсоветском пространстве. По мнению архиепископа Алма-Атинского и Семипалатинского Алексия (Кутепова), положительное решение вопроса может спровоцировать под нажимом властей аналогичные требования о предоставлении самостоятельности и в других епархиях Русской Церкви. Сходные опасения за судьбу своих епархий высказывали епископы Таллинский Корнилий (Якобс) и Рижский и Латвийский Александр (Кудряшов). Патриарший Экзарх всея Белоруссии митрополит Минский и Слуцкий Филарет (Вахромеев), отметил, что проблема независимости УПЦ более чем актуальна и для епископата Белорусской Церкви, в которой в период Великой Отечественной войны была предпринята попытка создания собственной "автокефальной Церкви" на националистических принципах.

Говорилось и о сомнительности того (а время показало, что это именно так), что предоставление канонической автокефалии уврачует раскол:

"Или, может быть иерархия, самостийно-самозванного украинского "патриарха" Мстислава смиренно признает свою неканоничность и попросит принять их в общение? - Спрашивал епископ Новогрудский и Лидский Константин (Горянов). И сам же отвечал: - Не для того Мстислав прилетел в Украину и консолидировал раскол, чтобы потом просить покаяния".

За сохранение единства с Московским Патриархатом выступили епископ Черновицкий и Буковинский Онуфрий, епископ Тернопольский и Кременецкий Сергий - владыки, несшие свое архипастырское служение в Западном регионе Украины. На занимаемых ими кафедрах они оказались как бы среди двух огней: с одной стороны - раскол и уния, с другой - давление со стороны Киева. Владыка Сергий, исходя из собственного опыта, говорил, что можно жить, действовать и служить "даже в тех страшных условиях, в которых мы оказались в Галичине. Если пастырь стоит как столп среди житейского океана, то с ним спасается и его паства". Епископ Онуфрий отмечал, что от встреч со многими автокефалистами и униатами он вынес впечатление, что большинство из них вышли из УПЦ только по причине нежелания находиться под началом митрополита Филарета.

В ходе обсуждения проблемы автокефалии все чаще стали слышаться обвинения в адрес митрополита Филарета, который использовал предоставленную Украинской Православной Церкви самостоятельность и независимость в управлении не на уврачевание раскола и возвращение отпавших в унию, но сделал ее орудием укрепления своей личной власти. Епископ Ульяновский и Мелекесский Прокл (Хазов) говорил в своем выступлении, что автокефалия не спасет Православие на Украине, если не будет избран новый Предстоятель УПЦ.

Поворотным моментом в полемике явилось предложение епископа Магаданского Аркадия (Афонина) рассмотреть вопрос о смене главы Украинской Церкви, "так как владыка Филарет не соответствует требованиям, предъявляемым к личности, способной объединить вокруг себя всех православных клириков и мирян на Украине". Предложение было поддержано митрополитом Винницким Агафангелом, епископом Уральским Антонием (Москаленко), другими архиереями. В связи с замечанием митрополита Филарета, что он подчиняется только Собору украинских епископов, архиепископ Солнечногорский Сергий (Фомин) вполне резонно возразил: "Украинская Православная Церковь пока не автокефальная, у нее нет своих закрытых внутренних вопросов, которые не были бы доступны компетенции Архиерейского Собора Русской Православной Церкви".

Митрополит Филарет отвергал все выдвинутые в его адрес обвинения, однозначно определив их как клевету и попытки недоброжелателей дискредитировать его личность.

Подводя итог состоявшейся дискуссии, председатель Архиерейского Собора Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II сказал:

"Нас уверяют, что предоставление автокефалии Украинской Православной Церкви решит все вопросы, как ранее нас уверяли в необходимости независимости в управлении и даровании митрополиту Филарету титула Блаженнейшего. Но титул Блаженнейшего не спас положения, предоставление независимости и "незалежности" тоже не дало результата. Не вернулись ушедшие в неканоническую автокефалию приходы, раскол укрепился. Возьмем ли мы на себя ответственность за разделение, есть ли у нас уверенность в том, что это принесет благо Святой Церкви?.. Для того чтобы говорить об автокефалии, нужна спокойная обстановка. Но в наше время - время разрушения экономических, национальных, человеческих связей, разделения и противостояния, от которых так устал народ, желание сохранить единство Церкви является Гласом Божиим. Все мы в ответе за то, что происходит в Украине, но с Предстоятеля Украинской Церкви спрос особый. Мы просим владыку Филарета ради блага Православия в Украине, ради нашего единства, во имя спасения Церкви на Украине уйти со своего поста и предоставить епископам Украины возможность выбрать нового Предстоятеля".

После выступления Святейшего на уходе митрополита Филарета со своего поста настаивали митрополиты Крутицкий Ювеналий (Поярков), Псковский Владимир (Котляров), Оренбургский Леонтий (Бондарь), архиепископ Смоленский Кирилл (Гундяев). Митрополит Филарет упорствовал и отказывался это сделать. Его нежелание повлекло более резкие выступления епископов. Митрополит Владимир (Котляров) внес предложение о голосовании по вопросу снятия митрополита Филарета с занимаемого им поста.

Тогда митрополит Филарет выступил с заявлением, которое не могло быть понято иначе, как изъявление готовности оставить пост главы Украинской Церкви и подчиниться воле Архиерейского Собора, голосу большинства священнослужителей и мирян Украины:

"Я чувствую, что нужен пророк Иона, и я готов им быть. Но я прошу, чтобы этого Иону бросили так, чтобы в Украине не взбунтовалось море, поэтому прошу предоставить украинскому епископату провести выборы нового Предстоятеля Украинской Православной Церкви в Киеве. Я даю архипастырское слово, что такой Собор будет проведен, что никакого давления оказываться не будет. Патриарх Алексий своим указом утвердит нового Предстоятеля. Украинская Православная Церковь должна полностью осуществить свои права, данные ей архиерейским Собором 1990г. Также я прошу дать мне возможность продолжать служение у Престола Божия и не отправлять меня на покой".

Святейший Патриарх поблагодарил митрополита Филарета за его готовность сложить с себя обязанности Предстоятеля Украинской Церкви, а также обещал, что тот сможет продолжить архипастырское служение на одной из кафедр Украины.

Исходя из заявления митрополита Филарета, Архиерейский Собор принял следующее определение:

"Архиерейский Собор принял к сведению, заявление Преосвященного Филарета, митрополита Киевского и всея Украины, о том, что во имя мира церковного он подаст прошение на предстоящем Архиерейском Соборе Украинской Православной Церкви об освобождении его от обязанностей Предстоятеля Украинской Православной Церкви. Архиерейский Собор с пониманием отнесся к позиции Преосвященного митрополита Филарета, выразив ему признательность за многолетние архипастырские труды на Киевской кафедре, благословил нести епископское служение на другой кафедре Украинской Православной Церкви".

Несколько епископов с Украины подошли к Патриарху и выразили свое сомнение в искренности слов митрополита Филарета. Патриарх во время заседания сказал об этом митрополиту, на что тот дал заверение и архиерейское слово исполнить обещанное. Патриарх высказал пожелание, чтобы митрополит Филарет еще раз сказал об этом пред лицом всего Собора. Митрополит Филарет вторично заверил членов Собора, сказав: "Мы все-таки должны не забывать о слове, сказанном в Евангелии: "Пусть у Вас будет да - да, нет - нет. А что сверх этого - это от лукавого. Если я сказал, что я это сделаю, - значит я, сделаю. Я подам прошение Архиерейскому Собору УПЦ о том, что я прошу отнять от меня вот эти полномочия - права Предстоятеля УПЦ и избрать на это место нового Предстоятеля".

Ни на трапезе при закрытии Собора, ни 5 апреля, при совершении совместной Божественной Литургии в соборе Данилова монастыря и последовавшей за службой общей трапезе, митрополит Филарет ни единым словом не высказал своего неудовольствия решением Собора.

По итогам состоявшейся дискуссии о статусе Украинской Церкви, во время которой подавляющее большинство епископата высказалось либо категорически против автокефалии УПЦ, либо о ее несвоевременности, Архиерейский Собор постановил:

"Чтобы иметь настоящее волеизъявление Полноты Украинской Православной Церкви, иметь суждение о даровании Украинской Православной Церкви полной канонической независимости на очередном Поместном Соборе Русской Православной Церкви".

Архиерейский Собор обратился с посланием "к пастырям и пастве Православной Украины":

"Свободная и всеобъемлющая дискуссия, развернувшаяся на Соборе, показала, что большинство духовенства и верующих во многих украинских епархиях не приемлет идеи автокефалии, в то время, как в Западных областях Украины она большинством поддерживается. Мы понимаем настроения и тех и других, искренне желая, чтобы полнота церковная вынесла на сей счет свое решение на очередном Поместном Соборе Русской Православной Церкви. Едиными устами и единым сердцем говорим: пусть воля православного народа Украины в отношении полной канонической независимости будет выражена через мирное, взвешенное, компетентное и по-христиански благочестивое обсуждение этого вопроса, без насилия, экстремизма и политического давления. Законный канонический порядок предоставления автокефалии предполагает принятие соответствующего решения на Поместном Соборе в согласии со всеми Поместными Православными Церквами. Слово наше также к тем, кто называет себя сегодня Украинской Автокефальной Православной Церковью… Давайте подумаем вместе, как начать диалог для уврачевания духовного разделения, из-за которого скорбят и наши, и ваши сердца, и восстановить разрушенное единство".

"Мы молимся, да благословит Господь Украину, вступившую на путь независимости, и да ниспошлет народу ее мир и процветание", - такими словами обращался святейший Патриарх от имени участников Собора в Ответном письме Президенту Украины Л.Кравчуку. До сведения Президента доводились решения Собора по вопросу об автокефалии и о митрополите Филарете. Собор заверял Президента в том, что вопрос о независимости Украинской Православной Церкви не снимается с повестки дня, однако должен стать предметом обстоятельного и взвешенного рассмотрения на Поместном Соборе РПЦ, "как того требует церковная дисциплина, в согласии со всеми Поместными Православными Церквами, когда полнота Украинской Православной Церкви свободно выразит об этом свою волю". В Письме также выражалась надежда на содействие власти новому Предстоятелю УПЦ, "чье избрание через свободное волеизъявление украинского епископата состоится в ближайшее время в Киеве".

Анализируя принятое Архиерейским Собором решение с позиции сегодняшнего дня, поистине необходимо назвать его богомудрым, промыслительным и судьбоносным для Православной Церкви в Украине и для самой Украины. Отцы Собора, отложив окончательное решение вопроса, сохранили для Украины Православную Церковь целостной, оставив за ней права широкой автономии. Ведь могло случиться и иначе. Если бы Собор даровал каноническую автокефалию части УПЦ, ее просившей, то он должен был бы внять и голосу второй части Церкви, которая значительно преобладая по количественному и качественному составу над первой, просила принять их в непосредственную юрисдикцию Московского Патриархата с возвращением к экзаршему управлению. Таким образом, на территории Украинского государства могло оказаться две юрисдикции Православной канонической Церкви, что, несомненно, повлекло бы за собой новые церковные нестроения. Однако этого не произошло. Церковное единство Украинской Православной Церкви было сохранено, ее права не ущемлены, и вопрос о каноническом автокефальном статусе, требующий испытания временем, - не закрыт. Принятое Собором решение оказалось приемлемым для обеих сторон. За время, отведенное до окончательного решения вопроса, сторона, желавшая автокефалии в братском диалоге могла бы изложить свою позицию стороне, на момент Собора, автокефалии, не желавшей, показав действительную ее необходимость (если это так), а не желание простого неаргументированного разрыва с Матерью-Церковью. Так не случилось, а дальнейшие события еще раз показали, что мотивы, руководившие людьми, желавшими неотлагательно решить вопрос об автокефалии, были далеко не церковные, и мнимая забота о церковном единстве в Украине - не более чем прикрытие личных амбиций.

III.5 Начало раскольнической деятельности митрополита Филарета (Денисенко)

Ничто вроде бы не предвещало беду. Согласие митрополита Филарета на уход с поста главы Украинской Православной Церкви обещало благоприятное разрешение церковного кризиса. По возвращении митрополита Филарета в Киев 6 апреля 1992 года состоялось расширенное заседание Священного Синода Украинской Православной Церкви, который имел суждение о результатах определений Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 31 марта - 4 апреля 1992 года в Москве. Было принято постановление, которое поручало Преосвященным епархиальным архиереям Украинской Православной Церкви всесторонне изучить складывающуюся ситуацию в епархиях в результате определений Архиерейского собора РПЦ, о чем рапортом предписывалось сообщить на очередное заседание Священного Синода УПЦ, которое должно было состояться 11 мая 1992года.

Но уже 7 апреля в праздник Благовещения за Богослужением во Владимирском кафедральном соборе тогдашний митрополит Филарет объявил о своем отказе сложить с себя обязанности Предстоятеля Украинской Православной Церкви, мотивировав это тем, что заявление о своей отставке он вынужден был сделать под давлением архиереев Русской Православной Церкви, но теперь, "взвесив сложную обстановку в Церкви и просьбы паствы и епископата УПЦ, решил остаться".

14 апреля в Укринформагентстве состоялась пресс-конференция, на которой митрополит Филарет заявил:

"Я прошел Голгофу. Такой Собор был первым за 30 лет моего пребывания в епископском сане. Мне дана Грамота Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в 1990 году на пожизненное возглавление УПЦ. Поэтому я считаю, что в сложной нынешней ситуации в Украине я не могу идти на поводу у архиереев РПЦ и оставить на произвол украинскую паству".

Давая сознательно извращенную трактовку происшедшего на Соборе, он умело перевел вопрос, касающийся его лично, в плоскость общецерковную, заявив: "удар против дарования Украинской Православной Церкви был направлен на меня, ибо я - главная пружина, которая толкает Церковь к полной канонической независимости".

Таким образом, рядясь в тогу мученика за независимость украинского Православия, свое клятвенное обещание уйти с поста Предстоятеля Украинской Православной Церкви он мотивировал дипломатическими соображениями и сказал, что будет возглавлять Украинскую Православную Церковь до конца своих дней. Заявление получило широкое освещение в средствах массовой информации и свидетельствовало об открытом разрыве митрополита Филарета с Московским Патриархатом.

Патриарх Алексий 17 апреля 1992 года в письме спрашивал митрополита Филарета, соответствует ли действительности информация о его решении не уходить с занимаемого поста, который на Архиерейском Соборе он клятвенно обещал оставить. Из Киева ответа не последовало. Не последовало ответа и на приглашение прибыть на заседание Священного Синода РПЦ, которое должно было состояться 6-7 мая 1992 года.

В церковной жизни Украины ситуация вновь обострилась. В большинстве храмов прекратилось поминовение Предстоятеля УПЦ за Богослужением: таким образом православное духовенство и миряне стали ограждаться от антицерковной деятельности митрополита Филарета. За поддержку митрополита был изгнан братией из обители епископ Почаевский Иаков (Панчук). Из Одесской епархии в адрес Патриарха было направлено обращение с просьбой принять епархию в непосредственное патриаршее управление. Причиной тому стала деятельность правящего архиерея владыки Лазаря, сторонника Филарета. "Для того чтобы сломить нашу непоколебимую позицию, он вызвал на территорию монастыря и Семинарии вооруженный отряд ОМОНа. Мы оценили это как вмешательство государства в церковные дела. Не добившись своего, Лазарь приказал… закрыть учебное заведение. Возмущенные бесчинством монахи и студенты выгнали тирана, перед ним закрылись ворота храмов", - в интервью журналистам говорил в то время архимандрит Тихон, ректор Одесской Духовной Семинарии. На пресс-конференции для средств массовой информации Святейший Патриарх сообщал: "Из целого ряда епархий приходят просьбы предоставить монастырям, духовным учебным заведениям, а иногда и целым епархиям статус ставропигии и принять их в непосредственное патриаршее управление".

III.6 Житомирское собрание

В такой напряженной ситуации 30 апреля в Житомире состоялось Собрание представителей духовенства, монастырей, православных братств и мирян. Из архиереев на нем присутствовали митрополит Винницкий Агафангел, архиепископ Житомирский Иов (Тывонюк), епископ Кировоградский Василий, епископ Черновицкий Онуфрий, епископ Тернопольский Сергий, епископ Донецкий Алипий. На Собрании были заслушаны сообщения преосвященных архипастырей, духовенства, монашества, мирян, представителей Украинских православных братств об обстановке, что сложилась в результате антицерковных действий тогдашнего митрополита Филарета. Всесторонне были изучены заявления последнего на пресс-конференции в Укринформагентстве, проповедях и разговорах с духовенством. Руководствуясь постановлением Архиерейского Собора Матери-Церкви 04.04.92г., требованиями канонической дисциплины, Собрание заявило решительный протест митрополиту Филарету в связи с его клеветническими заявлениями в адрес состоявшегося Архиерейского Собора, священноначалия Матери-Церкви и украинского епископата, который он обвинил в предательстве и выступлении против автокефалии УПЦ. Комментируя это, митрополит Винницкий и Брацлавский Агафангел отвечал: "Он (Филарет) возвел клевету, будто бы я, народный депутат Украины, выступил против автокефалии. Добавлю: не против последней, а с Филаретом во главе".

Собрание призвало весь украинский епископат, духовенство, монашество и мирян твердо стоять на позиции канонических постановлений Архиерейского Собора Матери-Церкви от 04.04.92г. В своем постановлении Собрание выразило недоверие митрополиту Филарету в связи с его преднамеренным обманом отцов Архиерейского Собора, которым он дал обещание перед Крестом и Евангелием покинуть пост Предстоятеля УПЦ добровольно. Его отказ исполнить это обещание участники собрания квалифицировали как клятвопреступление. Собрание заявило так же, что оно настаивает на созыве 11 мая (ранее назначенная митрополитом Филаретом дата очередного заседания Священного Синода УПЦ) Архиерейского Собора Украинской Православной Церкви, на котором должна быть удовлетворена отставка митрополита Филарета с поста Предстоятеля УПЦ, согласно данного им обещания. В случае невыполнения обещания добровольно, Собрание призвало, чтобы дальнейшую деятельность митрополита Филарета рассматривал суд Архиерейской Полноты Матери-Церкви согласно 25 Апостольского правила. О согласии с принятым на Собрании решением, кроме присутствовавших архиереев, заявили епископы Луганский Иоаникий (Кобзев) и Днепропетровский Глеб (Саввин).

В это же время на имя Святейшего Патриарха Алексия II поступило Обращение, под которым Комитет по защите Православия собрал 29 тыс. подписей:

"В связи с грубыми нарушениями канонов Церкви митрополитом Киевским и всея Украины Филаретом в отношении преданных Церкви мирян и духовенства, его использованием Церкви на Украине в политических и личных целях, усугубляющих раскол и смуту, что в результате приводит к падению авторитета Православной Церкви в Украине, просим Ваше Святейшество применить в отношении митрополита Филарета всю полноту канонического права.

Мы, православные Украины, изъявляем желание видеть на Киевской кафедре митрополита Владимира (Сабодана)".

****

6-7 мая 1992 года в Москве состоялось расширенное заседание Священного Синода Русской Православной Церкви, в котором приняли участие и архиереи Украинской Православной Церкви. Митрополит Филарет, постоянный его член, на заседание не явился. Священный Синод имел суждение о новой ситуации в Украинской Православной Церкви, возникшей в связи с публичными заявлениями митрополита Киевского и всея Украины Филарета по поводу Архиерейского Собора РПЦ, состоявшегося в Москве с 31 марта по 5 апреля с.г., и принятых на нем решений, касающихся украинской церковной ситуации. После обстоятельного обсуждения Синод постановил:

"1) Решительно осудить заявления Митрополита Филарета по поводу Архиерейского Собора, ибо они не соответствуют истине и вводят в заблуждение паству. Квалифицировать их как хулу на соборный разум Церкви, действующий по водительству Святого Духа.

2) До 15 мая с.г. митрополиту Филарету предписывается созвать Архиерейский Собор УПЦ, подать на нем прошение об отставке с поста Предстоятеля Украинской Православной Церкви и действительно уйти в отставку, как он о том торжественно обещал перед Крестом и Евангелием.

3) В связи с чрезвычайным положением, сложившимся в Украинской Православной Церкви, митрополиту Филарету запрещается в период до архиерейского Собора УПЦ действовать в качестве Предстоятеля, а именно: созывать Синод, рукополагать архиереев, издавать указы и обращения, касающиеся Украинской Православной Церкви. Исключением является созыв Архиерейского Собора УПЦ для принятия его отставки и избрания нового Предстоятеля Украинской Православной Церкви.

4) Все прещения и наказания, наложенные или могущие быть наложенными на архиереев, клириков и мирян в связи с выраженной ими поддержкой определения Архиерейского Собора РПЦ от 2 апреля 1992 г., считаются незаконными, а потому и недействительными.

5) В случае неисполнения определения Архиерейского Собора РПЦ и настоящего постановления предать митрополита Филарета суду Архиерейского Собора РПЦ".

Эти постановления Священного Синода митрополитом Филаретом были проигнорированы, и на следующее заседание Священного Синода 21 мая он опять не приехал. В сложившейся неординарной ситуации Синод, обсудив церковную ситуацию на Украине, вынес решение временно передать функции Предстоятеля Украинской Православной Церкви старейшему по хиротонии архипастырю на Украине, - митрополиту Харьковскому и Богодуховскому Никодиму (Руснаку). Ему было поручено до праздника Святой Троицы созвать Архиерейский Собор для того, чтобы принять отставку митрополита Филарета и избрать нового Предстоятеля Украинской Церкви. Получив извещение о решении Синода митрополит Филарет в письме к Патриарху Алексию II возмущенно писал:

"Передача Вашим Святейшеством и Священным Синодом РПЦ полномочий Предстоятеля УПЦ митрополиту Харьковскому Никодиму при живом Предстоятеле является неправомочной…

Не получив прошения от митрополита Киевского и всея Украины об его отставке, Московский Синод приказывает украинскому епископату избрать нового Предстоятеля. В чем дело?..

Прямым попранием прав Украинской Православной Церкви являются, мягко выражаясь, Ваши навязывания украинскому епископату предписаний, каким образом избавиться от митрополита Киевского и всея Украины Филарета".

26 мая Патриарх Алексий вновь направляет митрополиту Филарету телеграмму, в которой еще раз взывает к совести архиерея и отвергает обвинения в ущемлении прав УПЦ:

"Для блага нашей общей Матери-Церкви, в подлинных интересах Украинской Православной Церкви, взываю к Вам, Владыко: примите со смирением решение Священного Синода, полностью отвечающее духу и постановлениям Архиерейского Собора, согласие с которым Вы засвидетельствовали перед лицом всего епископата нашей Церкви. Это решение не входит в противоречие с ранее принятыми соборными решениями и не ограничивает независимость Украинской Православной Церкви в ее управлении. Не наносите новые раны исстрадавшемуся телу церковному".

Но митрополит остался глух и к Соборному голосу епископата, и к голосу Патриарха. В тот же день, когда митрополит Филарет получил телеграмму, он собрал в Киеве своих немногочисленных сторонников, назвав это сборище "Всеукраинской Конференцией в защиту канонических прав Украинской Православной Церкви". "Конференция" отвергла решения Священного Синода от 7 и 21 мая 1992 года, которые, по их мнению, "фактически перечеркивают предыдущее решение" Архиерейского Собора Русской Православной Церкви от 26 - 27 октября 1990 года о предоставлении УПЦ независимости и самостоятельности в управлении. Более чем странным звучит Постановление "Конференции" о том, что "все епископы, которые, пренебрегая действующим Статутом Украинской Православной Церкви, отошли от ее канонического Главы - митрополита Филарета, есть предатели Церкви и православного народа Украины и согласно с церковными канонами подлежат запрету".

Участниками "Конференции" была предпринята попытка вовлечь в конфликт Патриарха Константинопольского Варфоломея. В обращении к нему говорилось:

"В связи с многочисленными неканоническими вмешательствами Московской Патриархии во внутренние дела нашей Церкви и на основании того, что Украина с 1 декабря 1991 года стала независимым государством, мы доводим до сведения Вашего Святейшества, что Акт о передаче Киевской Митрополии Московскому Патриархату от 1686 года прекращает действие.

С надеждой обращаемся к Вашему Святейшеству, что примете это ко вниманию и употребите необходимые действия для канонического упорядочения нынешнего положения нашей Церкви".

Отсутствие на "Конференции" епископата стало свидетельством того, что все дальнейшие антицерковные и раскольнического характера действия, предпринимаемые митрополитом, не находят отклика и соучастия архиереев, которые смогли сделать свободный выбор согласно голосу своей паствы, согласно голосу своей совести и архиерейской чести. Соборный разум Церкви победил влияние диктатуры Филарета. Началось духовное выздоровление Украинской Церкви от филаретофобии.

III.7 Харьковский Архиерейский собор УПЦ. Роль и значение его определений для духовного обновления УПЦ. Позиция Администрации Президента Л.Кравчука

Исполняя Определение Священного Синода от 21 мая 1992 года, митрополит Харьковский и Богодуховский Никодим (Руснак), старейший по хиротонии иерарх УПЦ, 27 мая собрал и возглавил Собор Украинской Православной Церкви, который по месту своего проведения вошел в новейшую историю Церкви как Харьковский.

14 мая митрополит Никодим послал Филарету письмо, в котором просил его выполнить свое обещание и собрать Архиерейский Собор "ради мира в нашей Церкви". Но ответа не последовало. После решения Синода от 21 мая митрополит Никодим по телефону еще раз позвонил Филарету, но тот, будучи уверенным в своей власти и силе психологического воздействия и авторитарного влияния на епископат, заявил: "Вы думаете, епископы будут вас слушать?".

Накануне Собора он стал обзванивать архиереев и в приказном порядке вызывать в Киев на организованную им Конференцию в свою защиту. "Были разосланы телеграммы, - вспоминает архиепископ Херсонский и Таврический Илларион, - что в Харькове должна состояться встреча архиереев. И сразу же начались звонки с Пушкинской от Филарета с требованием, чтобы я срочно ехал в Киев на какую-то конференцию под его руководством. Он говорил, что все архиереи приезжают в Киев, хотя это была неправда. Я ему ответил, что должен посоветоваться со своими благочинными, а также, что люди против того, чтобы я ехал в Киев. Я собрал епархиальное собрание, и все духовенство решило, что я должен ехать в Харьков. Об этом решении старший по хиротонии священник и сообщил на Пушкинскую №36".

Первоначально Собор предполагалось провести в Киеве. Но Филарет, во время очередного звонка владыки Никодима, просившего о созыве Собора, продолжал угрожать: "Имейте в виду, если вы приедете в Киев, вас побьют камнями, вы ног не унесете из Киева", - говорил он митрополиту Никодиму. Именно это обстоятельство и послужило единственной причиной тому, что было принято решение собраться епископам в Харькове. Исходившие с Пушкинской угрозы были небезосновательны. Все хорошо помнили события первого Софийского побоища, которое показало, что для крайне настроенных западных националистов, водворившихся в Киеве, нет ничего святого. Зная о тесных связях Филарета с политическими структурами и соответствующими государственными службами, от него можно было ожидать любых провокаций.

На Архиерейское совещание прибыли 17 архипастырей.

Епископ Волынский Варфоломей телеграммой из Польши, где он пребывал в это время, сообщил, что согласен с решением большинства архиереев, к которому и просил присоединить его голос. Не прибыл на Собор только Львовский владыка Андрей (Горак), сославшийся на болезнь, но и он принял решения Собора и был назначен постоянным членом Священного Синода от Западного региона Украины.

Не стоял в стороне от происходящих событий и официальный Киев, всеми способами явно и тайно поддерживавший митрополита Филарета. "Собор длился двое суток, - вспоминает митрополит Никодим. - После его окончания официальная пресса от лица Правительства заявила, что Никодим созвал Собор, но никто об этом якобы не знал. Так с первого дня началась фальсификация". В продолжение работы Собора через каждые два часа митрополита Никодима вызывали на телефонный разговор с Администрацией Президента Л.Кравчука, с уважением относившегося к Харьковскому Владыке. Из Администрации передавали: "Никодим Степанович, Леонид Макарович надеется на добрую дружбу и просит не трогать Филарета".

"Собор проходил в атмосфере всеобщего духовного подъема. - Вспоминает пять лет спустя архиепископ Черновицкий и Буковинский Онуфрий. - Хотя были и телефонные звонки с угрозами с наивысших инстанций. И вызовы, после которых владыка Никодим возвращался бледный, как бумага, но он вновь садился, брал себя в руки и продолжал вести Собор".

Первое, что необходимо было сделать Собору, это внести изменения и дополнения к Уставу УПЦ, который Филарет, на момент его принятия Собором УПЦ 25-27 октября 1990 года, во многих пунктах подстраивал под себя. Во-первых, в Разделе V, пункте 2, было упразднено положение о том, что Предстоятель Украинской Православной Церкви избирается "на всю жизнь" и только "из числа Украинских архиереев". Также, в Разделе III "Собор Епископов", пункте 6, где речь идет о процедуре и избрании Митрополита Киевского, были удалены слова "из числа епископата Украинской Православной Церкви". До упразднения этими пунктами митрополит Филарет в зримом им будущем обеспечивал исключительно для себя пожизненное управление Украинской Православной Церковью, а также, патриарший титул - в случае дарования УПЦ канонической автокефалии. Отцы Харьковского Собора, принимая данное решение, руководствовались святыми канонами Православной Церкви, здравым смыслом и практическими примерами церковной истории.

Наученные горьким опытом филаретовского произвола и диктата, епископы-соборяне внесли поправку в Раздел IV, пункт 1, чем сделали управление Украинской Православной Церковью более демократичным. Отныне Священный Синод, возглавляемый Митрополитом Киевским, составляет семь архиереев, четыре из которых - постоянные члены Священного Синода. Согласно Уставу до внесения изменений, Синод состоял всего лишь из пяти членов, включая Киевского Митрополита, и то тех, кого в избирательном порядке вызывал Председательствующий.

И, наконец, последняя поправка, внесенная в Раздел I, пункт 4, говорила о том, что Украинская Православная Церковь несет теперь свою миссию в условиях нового государственного строя, т.е. после распада Советского Союза в независимом Государстве Украина. Слова Устава "Украинской ССР", определявшие ранее территориальные границы Украинской Церкви, были заменены словом "Украины".

В своих действиях, внося вышеизложенные изменения и дополнения в Устав "Об управлении Украинской Православной Церкви", Архиерейский Собор руководствовался Разделом XIV п. 2 действовавшего ранее Устава, и гласившего: "Право внесений исправлений к этому Уставу имеет Собор епископов с последующим утверждением Собором Украинской Православной Церкви".

Основным деянием Харьковского Собора было выражение недоверия митрополиту Филарету смещение его с Киевской кафедры, с поста Предстоятеля Украинской Православной Церкви и зачисление его за штат в связи с неисполнением клятвенного обещания уйти с поста Предстоятеля Украинской Церкви, данного им на Архиерейском соборе РПЦ 31 марта - 5 апреля 1992 года. Данное деяние совершилось в отсутствие митрополита Филарета, отказавшегося прибыть на Архиерейский Собор УПЦ и проигнорировавшего неоднократно посылаемые ему вызовы. За учинение раскольнических действий Собор в качестве предсудебной меры запретил митрополиту Филарету священнослужение впредь до окончательного решения по этому вопросу Архиерейского Собора кириархальной Церкви. После этого, на основании Раздела V, п.п. 12,13 Устава "Об управлении Украинской Православной Церкви" состоялось избрание нового УПЦ с учетом рекомендации Священного Синода "тайным голосованием не менее чем из трех выдвинутых Архиерейским Собором Украинской Православной Церкви кандидатов", чем обеспечивалась свобода и демократичность выбора.

Каждый член Собора подавал записки с именами трех кандидатов. В первом туре за митрополита Харьковского Никодима было подано 7 голосов, за митрополита Ростовского Владимира (Сабодана) - 13, за архиепископов Полтавского Феодосия (Дикуна), Житомирского Иова (Тывонюка), Ровенского Иринея (Середнего) - по 4 голоса, за архиепископа Черниговского Антония (Вакарика) - 3 голоса, за митрополита Винницкого Агафангела (Саввина) и архиепископа Одесского Лазаря (Швеца) - по 2 голоса. Перед вторым туром митрополит Харьковский Никодим взял самоотвод. Во втором туре митрополит Владимир получил 16 голосов и был избран митрополитом Киевским и главой Украинской Православной Церкви.

"Мы избрали нового Предстоятеля нашей Украинской Церкви, Высокопреосвященнейшего Владимира Ростовского и Новочеркасского большинством, можно сказать абсолютным большинством - 16 против 2 голосами. Да будет в этом Воля Божия и благодать Всесвятого Духа", - такими словами объявил митрополит Никодим результат голосования, после чего новоизбранному Главе Украинской Православной Церкви было провозглашено многолетие.

***

О своем избрании на Киевскую кафедру митрополит Владимир узнал в Финляндии, где возглавлял делегацию РПЦ в Девятом богословском собеседовании с представителями Евангелическо-Лютеранской Церкви Финляндии, проходившем с 19 по 28 мая 1992 года. Поздно вечером 27 мая на затянувшееся заседание конференции прибыл Президент Финляндии с букетом цветов. Причину его приезда вскоре узнали все участники, в том числе и митрополит Владимир - из вечернего выпуска новостей, в котором сообщалось, что новым Предстоятелем УПЦ избран владыка Владимир.

В соответствии с третьим пунктом Определения об Украинской Православной Церкви, принятого Архиерейским Собором РПЦ 27-28 октября 1990 года, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий благословил Митрополита Владимира на предстоящее Первосвятительское служение:

"… Вашей Святыне, - говорится в благословенной Грамоте, - преподается наше патриаршее благословение на вступление в должность Предстоятеля Украинской Православной Церкви, на каковую Вы были избраны, Богу содействующу, свободным волеизъявлением Украинского Епископата на Архиерейском Соборе Украинской Православной Церкви, состоявшемся в городе Харькове 27-28 мая 1992 года".

Состоявшийся на следующий день, 28 мая, Священный Синод РПЦ, на своем заседании рассмотрел положение церковной жизни Украинской Православной Церкви в свете решений Харьковского Собора, осуществившего Определения Архиерейского Собора РПЦ от 2 апреля 1992 года, в деяниях которого принимали участие все иерархи Украины. Священный Синод выразил согласие с решением Харьковского Архиерейского Собора, а также назначил для рассмотрения дела бывшего митрополита Филарета (Денисенко) Киевского и всея Украины Архиерейский Собор кириархальной Церкви, дата созыва которого была определена на 11 июня 1992 года.

***

Харьковский Собор 1992 года стал новой страницей в истории Церкви постсоветского периода. Стал историческим событием, запечатлевшим память о глубинах духовного падения одних и о высоте и силе духа других. О его историческом и судьбоносном значении размышляет возглавлявший Собор митрополит Никодим:

"Я полагаю, что в том, что Харьковский Собор состоялся, заключается Промысл Божий. Мы не дали Филарету кощунствовать в Церкви. Он давал клятву перед Крестом и Евангелием, что соберет Собор, который изберет нового Предстоятеля, однако собрал светских людей, и обманул общественность. Он следовал политической конъюнктуре; если бы Церковь следовала таким же принципам, она бы давно перестала быть Церковью".

Очевидным является то, что в результате этого Собора Православная Церковь зафиксировала отторжение от Своего Тела чуждых Православию лиц и идей. Очевидно и то, что Харьковский Собор прекратил брожение в Церкви, создал предпосылки для Ее нормального развития и функционирования в условиях новой исторической реальности. Вероятно, наиболее серьезным следствием Харьковского Собора стало восстановление церковной соборности, которую стремился уничтожить на всех уровнях бывший Предстоятель УПЦ Филарет (Денисенко). Именно соборность подрывалась им посредством авторитарных методов управления и исключением из жизни Церкви, лишением права голоса не только мирян, но и клириков, и епископата.

***

Ни для кого не секрет, а сегодня, спустя 10 лет после описываемых событий, об этом открыто, перед многомиллионной телеаудиторией с мнимым достоинством говорит он и сам , что раскол Православия на Украине дело рук экс-президента Украины Л.Кравчука. "Если бы в 1992 году в сугубо церковные дела не вмешались светские силы, то, я уверен, - отмечает митрополит Никодим, - что сегодня бы Православие имело иной образ, объединяло всех". Но они вмешались. За два часа до избрания нового Предстоятеля Владыку Никодима вновь позвали к телефону. Звонил Н. Колесник, председатель Комитета по делам религий, который сказал: "Леонид Макарович поручил последний раз, чтобы я Вам сказал: если Вы не поддержите Филарета, власть не будет поддерживать Вашей Церкви".

Реакция государственной власти не заставила себя долго ждать. Как и было обещано, уже на следующий день по завершении Собора, Совет по делам религий при Кабинете Министров Украины выступил с Заявлением, неправда которого была видна уже в первых словах, где говорилось, что Совет узнал о Харьковском Соборе из средств массовой информации. Заявление напоминало о независимом статусе Украинской Церкви и ставило в вину епископам нарушение церковных правил и "целого ряда положений Устава УПЦ". В Заявлении говорится, что "факт состоявшегося Собора есть внутреннее дело Церкви". Однако, несмотря на это, Совет по делам религий заявил о непризнании решений Харьковского Собора, в дипломатической форме, сказав, что: "Он признает и в будущем будет признавать те церковные решения, которые принимаются в соответствии с действующим законодательством и Уставом Церкви".

Таким образом, вопрос об автокефалии и о Филарете, который использовал идею автокефалии как средство мимикрии в новых общественно-политических обстоятельствах, перерос в проблему взаимоотношений Церкви и государства, в вопрос свободы и независимости Церкви от вмешательства извне. Реакция государства на принятые Харьковским Собором решения с полной ясностью показала, что, несмотря на внешне декларируемый новый демократический строй, в Украине оставшиеся у власти старорежимные руководители не спешили изменять стиль своей работы. Взаимоотношения и многолетняя дружба Филарета с Кравчуком стали тем фактором, который определил место Православной Церкви в независимой Украине, а также ту роль и функцию, которую она стала выполнять.

III.8 Реакция на решения Харьковского Собора Вселенского Православия и бывшего Киевского митрополита Филарета

Митрополит Владимир стал первым свободно и соборно избранным Предстоятелем Украинской Православной Церкви. Определение Архиерейского Собора УПЦ об его избрании было с одобрением принято всеми Поместными Православными Церквями. Их Предстоятели свидетельствовали об этом телеграммами, в которых выражали поддержку решений Харьковского Собора и признавали митрополита Владимира единственным законным Первоиерархом УПЦ.

"Мы получили Вашу телеграмму, - сообщал Святейшему Патриарху Алексию Предстоятель Иерусалимской Церкви, святейший Патрирах Диодор I, - которой Вы оповестили нас, что 27 мая православные епископы украинских епархий избрали Его Высокопреосвященство, митрополита Ростовского и Новочеркасского, митрополитом Киевским и всея Украины, который сменил, таким образом, митрополита Филарета (Денисенко), лишенного этого сана.

Наш Священный Синод на своей сессии 9 июня 1992 года тщательно изучил содержание Вашей телеграммы и через нас высказывает полную поддержку этого решения, принятого нашей возлюбленной сестрой Русской Православной Церковью. Нас также информировали, что митрополит Филарет (Денисенко) не подчинился принятым церковным санкциям.

Глубоко обеспокоенные антиканоническими акциями, мы осуждаем их и уверяем ваше Блаженство, что мы не признаем никаких его действий, хиротоний и епископских назначений.

Еще раз высказывая нашу солидарность и полную поддержку Русской Православной Церкви, мы возносим наши ревностные молитвы от Святого Гроба, прося Господа нашего Иисуса Христа укрепить новоизбранного митрополита Владимира как канонического главу украинских православных епархий и даровать ему мудрость для выполнения сложной духовной задачи, которую он решает в это тяжелое время".

О решении Харьковского Собора митрополит Филарет был уведомлен телеграммой:

"Настоящим сообщаем Вам, что Архиерейский Собор УПЦ… освободил Вас от обязанностей Предстоятеля УПЦ и митрополита Киевского и всея Украины и почислил за штат с запрещением в священнослужении до решения Архиерейского Собора Матери-Церкви. Одновременно сообщаем, что большинством голосов Собор избрал Предстоятелем УПЦ митрополита Ростовского и Новочеркасского Владимира".

Свое отношение к происшедшему, бывший Предстоятель, изложил в Открытом письме, которое он направил в адрес Святейшего Патриарха Алексия и Священного Синода РПЦ:

"Как Предстоятель Украинской Православной Церкви, действующий на основании канонов и Устава УПЦ, я не могу признать законным и каноническим собрание украинских епископов в Житомире 30 апреля сего года. Одновременно заявляю, что собрание украинских епископов в Харькове от 27 мая сего года, назвавшее себя Собором и избравшее своим главой митрополита Ростовского и Новочеркасского Владимира, управляющего делами Московской Патриархии, является незаконным и не имеет никакой канонической силы для Украинской Православной Церкви".

Как и следовало ожидать, митрополит Филарет, действовавший всегда по принципу "Церковь - это я", объявил, что "собравшиеся в Харькове епископы откололись от Украинской Православной Церкви и не могут выступать от ее имени". Не забыл обвинить в "издевательстве" митрополит и "высшую церковную власть в Москве, которая оказывает все усиливающееся давление на Украинскую Православную Церковь, использует откровенные угрозы и даже антиканонические действия против ее единственного законного Предстоятеля".

Разорвав связь канонического единства с Московским Патриархатом, митрополит Филарет начал судорожно искать заступничество в Стамбуле. 30 мая он пишет Святейшему Константинопольскому Патриарху Варфоломею письмо, в котором одна ложь опережает другую:

"Ваше святейшество! В Украинской Православной Церкви сложилась чрезвычайная ситуация. Московский Синод, пренебрегая церковными канонами и действующим уставом Украинской Православной Церкви, своими вмешательствами вносит дестабилизацию во внутреннюю жизнь нашей Церкви. Апогеем такой антиканонической деятельности Священного Синода Московского Патриархата было его последнее решение о моем смещении с поста Предстоятеля Украинской Православной Церкви без каких бы то ни было канонических оснований и назначение таким же решением Местоблюстителя. При живом каноническом главе Киевской Митрополии Москва в приказном порядке созывает 27 мая 1992 года в Харькове украинских архиереев, где возводит своего ставленника - митрополита Ростовского и Новочеркасского Владимира в Предстоятеля Украинской Православной Церкви…".

Обвинив в очередной раз Москву в несправедливости к своей персоне, митрополит Филарет просит Константинопольского Патриарха об аудиенции с 5 по 15 июня. Из Константинополя последовал ответ, что встреча до архиерейского судебного разбирательства - невозможна.

III.9 Судебное деяние. Поддержка решений Архиерейского Собора РПЦ Предстоятелями Поместных Православных Церквей

Митрополит Филарет не внял соборному голосу Церкви. Он не исполнил ни определения апрельского Архиерейского Собора РПЦ, ни постановления Священного Синода. В связи с этим, его деятельность попала под действие синодального постановления от 7 мая 1992 года, которое предусматривало в случае неисполнения вышеуказанных определений "предать митрополита Филарета суду Архиерейского Собора Русской Православной Церкви" дата проведения которого была назначена на 11 июня 1992 года.

10 июня, накануне Собора, по благословению Блаженнейшего Митрополита Владимира в Трапезной палате храма препп. Антония и Феодосия Печерских в Киево-Печерской Лавре состоялось собрание клириков Киевской епархии, возглавить и провести которое Митрополит Владимир поручил духовнику епархии протоиерею Михаилу Бойко. Открытое собрание клириков Киевской епархии приняло ряд обращений, в которых выразило свою поддержку и одобрение решений Харьковского Собора. Было принято обращение к Президенту Украины Л.Кравчуку и народным депутатам Украины, в которых вскрывалась антицерковная деятельность экс-предстоятеля УПЦ и выражалась полная солидарность духовенства Киевщины с епископатом УПЦ. В обращении к средствам массовой информации высказывалась просьба правдиво и объективно, не извращая фактов, освещать церковные события. В обращении к Святейшему Патриарху и Священному Собору было сказано, что верующие епархии, несмотря на все усиливающееся давление, сохраняют верность каноническому Православию и единственным и законным главой Украинской Православной Церкви признают Блаженнейшего Митрополита Владимира. Собранием был принят текст и отправлена на имя митрополита Владимира телеграмма:

"Ваше Блаженство! Мы, Ваша православная киевская паства… с нетерпением ожидаем прибытия Вашего Блаженства, нашего законного канонического архипастыря и дорогого соотечественника. Мы знаем Вас как викария Киевской епархии и правящего архиерея Черниговской епархии, проповедника Слова Божия и горячего патриота Украины. Испрашиваем Ваших Первосвятительских молитв и благословения.

Благословен грядый во имя Господне".

В тот же день епископы Украинской Православной Церкви, собравшиеся на Архиерейский Собор, составили, подписали и обнародовали заявление, в котором, обеспокоенные судьбой Святого Православия на родной земле, призвали обратить внимание всей полноты Православной Церкви, находящейся под омофором Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, на недостойное поведение бывшего Предстоятеля УПЦ митрополита Филарета. В Заявлении 16 архиереев Украинской Православной Церкви перечислялись обвинения в адрес бывшего Предстоятеля УПЦ, подкрепленные ссылками на каноны и дававшие исчерпывающую характеристику рас-кольническим действиям митрополита Филарета, за которые на основании 15 Правила Двукратного Собора он подлежал ли-шению сана.

"Все вышеизложенное, - резюмируя, отмечали в Заявлении епископы, - мы повергаем суду Архиерейского Собора Русской Православной Церкви и настоятельно просим принять в отношении митрополита Филарета, как сознательного нарушителя церковного благочестия и канонического порядка, строгие меры взыскания, как того требуют Священные Каноны, следовать которым мы все торжественно обещались перед лицом Православной Церкви".

Как и определено было на заседании Священного Синода от 28 мая 1992 года, специально созванный Архиерейский Со-бор для рассмотрения дела митрополита Филарета, обвиненного в антицер-ковной деятельности, состоялся 11 июня 1992 г. в Свято-Даниловом монастыре под председательством Святейшего Патриарха. На Собор по разным причинам не явилось 14 архи-ереев, в том числе 5 украинских. Патриарх Алексий II довел до сведения митрополита Филарета решение Священного Синода РПЦ о созыве Архиерейского Собора и вызвал его на этот Собор. Несмотря на то, что вызов был троекратным, митрополит Филарет на настоящий Собор не явился, после чего Собор, согласно канонам, мог рассматривать дело обвиняемого в его отсутствие. Игнорируя решение Украинского Собора и постановление Священного Синода РПЦ, запрещенный в священнослужении, митрополит Филарет продолжал совершать Богослужения. В канун Архиерейского Собора он вместе с епископом Почаевским Иаковом (Панчуком), пренебрегая канонами, постановлениями высшей власти Русской и Украинской Церкви, совершал епископские "хиротонии".

Осуществляя судебное разбирательство по делу митрополита Филарета (Денисенко), бывшего Киевского и всея Украины, Архиерейский Собор заслушал Заявление епископата Украинской Православной Церкви, которое, по сути, явилось судебным иском. Преосвященные архипастыри Украинской Православной Церкви и архиереи, ранее проходившие архипастырское служение на Украине, своими свидетельскими показаниями подтвердили достоверность всех пунктов обвинения, выдвинутых в Заявлении епископата УПЦ относительно митрополита Филарета. Тема личной жизни митро-полита Филарета, которая в ту пору широко обсуждалась на страницах мос-ковских и киевских газет, почти не затрагивалась.

Таким образом, были засвидетельствованы следующие преступления:

"1) авторитарные методы управления Украинской Православной Церковью и Киевской епархией, совершенное игнорирование соборного голоса Церкви, а также проявления жестокости и высокомерия в отношениях с собратиями по архипастырскому служению, клириками и мирянами, отсутствие сострадания и христианской любви;

2) образ жизни, не соответствующий требованиям канонов и бросающий тень на Церковь;

3) клятвопреступление, выразившееся в нарушении данного им перед Крестом и Евангелием на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви, проходившем 31 марта-5 апреля с.г., обещания созвать Архиерейский Собор Украинской Православной Церкви и подать на нем прошение об уходе с поста Предстоятеля Украинской Церкви;

4) сознательное извращение подлинных решений Архиерейского Собора РПЦ в своих публичных выступлениях, в том числе через средства массовой информации, хула и клевета на Архиерейский Собор и тем самым на Православную Церковь;

5) совершение священнодействий, в том числе рукоположений в сан диакона, пресвитера и епископа в состоянии канонического запрещения;

6) единоличное присвоение себе соборной власти, выразившееся в угрозе наложения прещения на архиереев, которые, действуя в соответствии со Священными Канонами и Уставом Украинской Православной Церкви, приняли на Архиерейском Соборе в Харькове 27 мая с.г. решение о смещении его с поста Митрополита Киевского и всея Украины и запрещении в священнослужении;

7) учинение раскола в Церкви незаконным рукоположением новых епископов и назначением их на кафедры, занятые каноническими архиереями, и иными преступными действиями".

Тщательно рассмотрев все обстоятельства дела по обвинению бывшего мит-рополита Киевского и епископа Почаевского Иакова в тяжких церковных преступлениях, архиерейский Собор в особом "Судебном деянии" постановил:

"За жестокое и высокомерное отношение митрополита Филарета (Денисенко) к подве-домственному духовенству, диктат и шантаж (Тит. 1. 7-8 ; 27 правило святых апосто-лов ),

внесение своим поведением и личной жизнью соблазна в среду верующих (Мф. 18. 7 ; 3 правило I Вселенского Собора , 5 правило V-VI Вселенского Собора),

клятвопресту-пление (25 правило святых апостолов),

публичную клевету и хулу на архиерейский Собор (6 правило II Вселенского Собора ),

совершение священнодействий, включая рукополо-жения, в состоянии запрещения (28 правило святых апостолов ),

учинение раскола в Церкви (15 правило Двукратного Собора):

1. Извергнуть митрополита Филарета (Денисенко) из сущего сана, лишив его всех степеней священства и всех прав, связанных с пребыванием в клире.

2. Считать все рукоположения в сан диакона, пресвитера и епи-скопа, совершенные митрополитом Филаретом в запрещенном состоянии с 27 мая с. г., а также все прещения, наложенные им на клириков и мирян с 6 мая с. г., незаконными и недействительными.

3. Извергнуть из сана епископа Почаевского Иакова (Панчука) за соучастие в антиканонических действиях бывшего митрополита Киевского Филарета, лишив его всех степеней священства".

О решении, которое принял Собор, были уведомлены Святейшие Православные Патриархи и все Главы Поместных Право-славных Церквей. В свою очередь, обратился к каждому из них с апелляцией и лишенный священного сана монах Филарет. " …Я не считаю себя виновным, - писал он, - в предъявленных мне заочных обвинениях на Харьковском и Московском Соборах и поэтому не могу признать справедливым Судебное деяние Архиерейского Собора Русской Православной Церкви от 11 июня 1992г.

Обращаясь к Вашему Святейшеству, смиренно прошу Вашей канонической защиты моего Архиерейского достоинства и восстановления справедливости…".

Действительно, справедливость была восстановлена. На протяжении ближайшего времени Главы Православных Церквей высказались по этому вопросу. Они принесли свои поздравления новоизбранному Предстоятелю Украинской Православной Церкви - Митрополиту Киевскому и всея Украины Владимиру, а также выразили поддержку решений Священноначалия Русской Православной Церкви в отношении бывшего митрополита Киевского Филарета и заявили о непризнании его, противоречащих церковному делу, действий.

О своем единодушии высказались все Восточные Патриархи.

Патриарх Константинопольский Варфоломей:

"В ответ на соответствующие телеграмму и письмо Вашего Блаженства по поводу возникшей в Вашей Святейшей Сестре - Русской Православной Церкви проблемы, которая привела ее Священный Синод по известным ему причинам к низложению до недавнего времени ведущего члена Синода митрополита Киевского кир Филарета, мы желаем братски сообщить Вашей любви, что наша Святая Великая Христова Церковь, признавая полноту исключительной по этому вопросу компетенции Вашей Святейшей Русской Церкви, принимает синодальное решение о вышесказанном, не желая доставлять никаких затруднений Вашей Сестре-Церкви".

Патриарх Александрийский Парфений:

"Дорогой брат! В течении этих трудных и болезненных дней для Православной Церкви Украины и народа Божия под вашим каноническим и духовным управлением мои молитвы всегда с Вами. Прошу нашего Христа Бога помочь и защитить Ваш православный народ Украины, даровать мир, и безопасность, и единство. Крепитесь! Да благословит Вас Бог! Пребываю вместе с Вами!".

Игнатий IV, Патриарх Великой Антиохии и всего Востока:

"Поздравляем Вас с принятием действий относительно Украины. Наши поздравления Митрополиту Владимиру единственному законному Предстоятелю на Украине. Всегда с вами в братском сотрудничестве".

Парфений III, Папа и Патриарх Александрийский и всея Африки:

"С любовь принял Вашу телеграмму относительно избрания Митрополита Владимира Предстоятелем Украинской Православной Церкви. Заверяю моего дорогого брата в наших молитвах за Ваше Святейшество, нового Предстоятеля Митрополита Владимира, Ваш Священный Синод и Православную Церковь на Украине. Пускай пребывает с вами Господь".

О своем отношении к происшедшему заявили Предстоятели других Поместных Церквей:

Архиепископ Афинский и всея Эллады Серафим:

"Узнав из вашей телеграммы от 16 августа касательно недавнего решения Русской Православной Церкви о снятии священного сана с названных в ней лиц за антиканонические действия против церковного священноначалия, народа Божия и всей Церкви и устава РПЦ, мы выражаем согласие с этим решением и заявляем Вам о своей безоговорочной поддержке. Мы отказываемся иметь какое-либо общение с вышеназванными лицами, лишенными епископского сана и права предпринимать какие-либо действия".

Митрополит Кипрский Хризостом:

"Горячо поздравляю Ваше возлюбленное Высоко- преосвященство по поводу Вашего избрания Митрополитом Киевским и всея Украины, от всей души желаю всяческого успеха в этом деле".

Собор епископов Польской Православной Церкви прислал письмо Патриарху Алексию с выражением полной поддержки позиции РПЦ в украинском вопросе и с поздравлением Митрополита Киевского Владимира как законного и канонического Предстоятеля Украинской Церкви.

Митрополит Пражский Дорофей в своем письме от 17 июня 1992г. выступает также за низложение митрополита Филарета (Денисенко), поздравляя вместе с тем митрополита Владимира как канонического Предстоятеля.

III.10 Покаяние Боднарчука. Причины и результат

В повестку дня Архиерейского Собора вошел еще один неординарный вопрос. На рассмотрение Собора поступило покаянное заявление бывшего епископа Жито-мирского Иоанна (Боднарчука), лишенного сана за учиненный им в 1989 г. автокефалистский раскол.

В поданном заявлении он не столько приносил покая-ние, сколько обвинял других. Свои действия он оправдывал тем, что возглавленная им УАПЦ стала "камнем преткновения для униатов и политика-нов... Я очень много пострадал и от чужих, и от своих. - писал он. - И сегодня я низко склоняю голову перед Вами, Ваше Святейшество, и Вами, богомудрые архи-пастыри и отцы, и прошу вас простить мне мое самовольное отлучение и при-нять меня в лоно нашей святой Христовой Православной Церкви".

История покаяния бывшего Житомирского епископа - это история внутренней эволюции автокефального раскола. Мотивы, побудившие "первоиерарха" УАПЦ пересмотреть свою деятельность и отношение к возглавленной им в 1989 году организации, зародились, вероятно, уже вскоре после т.н. "Первого организационного Всеукраинского Святого Собора УАПЦ", который проходил в Киеве 5-6 июня 1990 года. Еще до "Собора" в среде "иерархов" УАПЦ появились первые диссонансы. Тогда "митрополит" Ионанн высказал готовность быть Патриархом, мотивируя это тем, что именно он дал церковную жизнь УАПЦ и возглавил ее. Первым его противником тогда выступил о. Владимир Ярема, который упрекал "митрополита" в честолюбии, недостатке уважения в деятельности и решениях. Он подозревал Боднарчука в связях с органами безопасности, представители которых, по его словам, предлагали для намеченной патриаршей интронизации остановиться именно на этой кандидатуре.

Решающую роль сыграло отношение "владыки" Иоанна к "Братству св.Андрея Первозванного", которое стояло (как и Ярема) на позиции т.н. "соборноправности" Церкви, которую поставили "во главу угла" своей доктрины еще 1921 году самосвяты-липковцы. Боднарчук отстаивал положение о том, что церковью руководит епископ, а не братство из мирян. На этой почве и возникли разногласия между "епископом" и "братством", переросшие позже в прямое противостояние. Таким образом, 18 ноября 1990 года жребий носителя патриаршего куколя УАПЦ, минуя Боднарчука, пал на голову престарелого Мстислава (Скрыпника).

Вторую пощечину Боднарчуку нанес вскоре после "интронизации" увенчанный им же "патриарх". Уже на первой встрече с активом УАПЦ в Украине Мстислав, видя амбициозные притязания Боднарчука, заявил ему: "А вы кто такой?" Скрыпник лишил его титула "первоиерарха", сказав, что ему не нужен "Наместник" или "Местоблюститель", поскольку уже есть действующий "Патриарх". Он внес коррективы в ранее принятый Устав УАПЦ и поставил "епископа" Антония (Масендича) управляющим Патриаршей канцелярией (опять же таки обойдя Боднарчука).

В мае 1991 года отстраненный от дел Иоанн выезжает в США на лечение, а на Львовской кафедре его замещает "епископ" Черновицкий Даниил. Во время его отсутствия разгорается новая волна противостояния "соборноправного" братства, поддерживаемого Яремой и "епископа" Даниила, стоявшего на той же позиции, что и Иоанн. Во львовской газете "За вільну Україну" появляется статья Яремы, в которой он обрушился с критикой на Боднарчука, опять как и раньше, обвиняя его в "лицемерии, жажде власти и денег, коварности и мстительности". "Митрополит и его группа, - писал он, - распространяют клевету на Патриарха, сеют среди владык и духовенства сомнения относительно каноничности и страх перед соборноправностью". Яреме было чего беспокоиться за свое детище. Ведь Боднарчук прекрасно понимал, да вероятно и не скрывал того, что возглавляемая им УАПЦ с ее "епископами" и "священством" - безблагодатна. Знал об этом и Скрыпник, часто повторявший: "Признайте себя сами, и тогда вас признают все". Позже Боднарчук не без иронии говорил, что они с Чекалиным шутя "высвятили" епископов для "забитых сел".

Таким образом, во Львовской "епархии" УАПЦ разгорелся спор о том, кто же обладает властью в Церкви: епископ или миряне? Прибывшего из США после лечения Боднарчука ожидала новая неприятность: 12 ноября братчики закрыли перед ним двери епархиальной канцелярии, которые священникам пришлось выбивать. Боднарчук провел собрание духовенства, на котором рассказал о своей деятельности в Штатах и Канаде, а также о своей встрече с представителями Вселенского Патриарха и о своих с ними переговорах относительно получении УАПЦ признания и каноничности. Это последнее было поставлено Боднарчуку в укор - как превышение им своих полномочий. Стало известно и то, что Боднарчуку были переданы за границей для поддержки УАПЦ 30 тыс. дол. Денег во Львов он не привез, оправдываясь тем, что его обокрали в Германии в аэропорту.

После публикации Яремы авторитет Боднарчука значительно упал. В свою защиту "владыка" Иоанн публикует в газете "Благовест" большую статью, в которой оправдывается от обвинений Яремы. "Какая причина или "агентура" заставили Вас сделать такой необдуманный и непорядочный шаг?", - спрашивал он его. И ставил ему в вину превышение полномочий: "Вы должны знать, что имеете право взывать только к своим парафиянам, а к народу и духовенству может взывать только Епископ. Вы посягнули на власть Епископа". Таким образом, Боднарчук основательно разошелся во мнениях с теми, кто ранее призвал его, относительно одного из основополагающих постулатов автокефального раскола.

На газетной публикации Иоанн не остановился. 11 декабря 1991 года он издает указ, которым запрещает Ярему в служении с условием, что "запрещение может быть снято только после полного осознания своего падения и раскаяния в содеянном расколе" перед епископом. Подобного содержания указ получил и председатель братства Богдан Рожак. В свою очередь Ярема проигнорировал указ "митрополита" и продолжал совершать "богослужения".

Не остался в стороне от происходивших на львовщине событий и "патриарх" Мстислав. 4 октября 1991 года он отсылает письмо на имя "Собора Епископов УАПЦ" следующего содержания:

"Исходя из явно деструктивных и вредных для нашей Церкви действий митрополита Иоанна и его некорректное отношение к собратьям епископам, лишаю его права представлять нашу Церковь внешне, а все его распоряжения во внутренней жизни нашей Церкви есть недейственными".

В ответном письме на жалобу Яремы, в которой тот оспаривает правомочность своего запрешения, Мстислав не двузначно высказывает свои сомнения относительно психического состояния Боднарчука. Он пишет, что на ближайшем "Архиерейском Соборе" необходимо "пересмотреть теперешнее состояние здоровья Владыки Иоанна, который до этих пор не подал докторского свидетельства о состоянии своего здоровья, в частности - может ли он отвечать за свои действия".

Такое "Совещание Архиереев УАПЦ", состоялось 23 января 1992г. и возглавил его сам Мстислав, прилетевший в Украину 3 января. Среди прочих решений, принятых этим "совещанием", которые касались в основном территориально-административного раздела УАПЦ и кадровых перестановок, был снят запрет с Яремы, а Боднарчук был смещен со Львовской кафедры и назначен "митрополитом" Житомирским. Понятно, что такое решение не могло удовлетворить честолюбивого "первоиерарха".

2 февраля 1992 года во Львове вновь собирается "собор" УАПЦ, который "владыка" Иоанн начал своим докладом. Он сказал, что был в Константинополе с желанием узнать, как там относятся к УАПЦ. На что получил ответ Секретаря Священного Синода Константинопольского Патриархата Митрополита Мелитона, который сказал, что, вопреки всякому доброму расположению, пока от Московского Патриархата не будет получена каноническая автокефалия, Константинопольская Патриархия ничем помочь не сможет. Иоанн рассказал о своих переговорах с митрополитом Филаретом и предложил создать комиссию для дальнейших с ним переговоров, чтобы выйти из того вакуума, в котором оказалась УАПЦ. Иоанн обрушился с обвинениями на всех автокефальных "архиереев", начиная с "патриарха". После этого он заявил, что все "патриаршие" постановления от сегодняшнего дня - недействительны, запретил в "священнослужении" Антония (Масендича), Владимира Ярему. На вопрос, признает ли он "патриарха" Мстислава, он ответил: "Нет! Не признаю! Не буду поминать врага украинского народа".

29 апреля 1992 года на заседании "синода" "рукоположенных" им же "епископов" УАПЦ, которое возглавил "патриарх" Мстислав, "митрополит" Иоанн был исключен из состава "епископата" УАПЦ.

Разочарование в собственном автокефальном "детище", осознание своей канонической ущербности и неполноценности, запрет в священнослужении своего гонителя митрополита Филарета побуждают бывшего Житомирского владыку обратиться к Матери-Церкви с покаянием.

Кано-нические нормы допускают восстановление в священном сане только в двух случаях: если приговор основан на фактической ошибке или при рассмотре-нии дела были допущены процедурные нарушения. Ни того, ни другого допущено не было. Кроме того, неповинове-ние вынесенному приговору о лишении сана независимо от его справедливо-сти лишает извергнутого права подавать апелляцию. В свое время бывший епископ Житомирский не подчинился приговору законной церковной власти и продолжал совершать "богослужения", поэтому, строго говоря, он утратил право на апелляцию. Архиерейский Собор определил передать дело В. Н. Бод-нарчука Священному Синоду для его дальнейшего рассмотрения и принятия окончательного решения.

18 августа 1992г. Боднарчук вновь пишет покаянное обращение к "Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II и Священному Синоду святой Русской Православной Церкви":

"После долгих раздумий я обратился к Вам, Ваше Святейшество и к членам Священного Синода о снятии с меня церковного прещения и восстановлении меня в епископском достоинстве. 1998 год был тяжелым годом для святого Православия в Западной Украине, а для меня лично в двойне тяжелее, т.к. на мне свел счеты мести бывший митрополит Филарет, уволив меня за штат, которого я не просил. Имея свободное время и видя бедственное, тяжелое положение святого Православия в Галиции, я стал делать все возможное, чтобы защитить его. Мы тогда спасали Православие от чужих, а сейчас его нужно спасать от своих…

Я никогда сознательно не делал раскола, он уже был сделан до меня. Сейчас я сделал все для того, чтобы объединить всех, но экстравагантные весенне-летние церковные события не дали мне возможности довести дело до конца и поэтому, я возвращаюсь в лоно святой Церкви, чтобы уже всем нам вместе довершить это святое дело воссоединения.

Находясь за кордоном, я понял, что автокефалию нельзя получить революционным, категорическим способом, а что ее надо добиваться только законным, церковно-каноническим путем.

Я все осознал и очень сожалею, что так получилось. От всего сердца раскаиваюсь в этом, прошу простить мне и снять с меня запрещение, которое тяжелым бременем лежит на моем измученном сердце, и восстановить меня в епископском достоинстве".

Священный Синод РПЦ передал рассмотрение дела бывшего митрополита Иоанна в компетенцию Синода УПЦ. Боднарчук был приглашен на его заседание и в течение нескольких часов каялся и рассказывал о своих действиях. Он доказывал, что причиной его выхода из юрисдикции РПЦ была травля со стороны Филарета и его "сестры", "владычицы Киевской и всея Украины". Несмотря на покаянные и клятвенные обещания епископат Украинской Церкви, наученный горьким опытом, был осторожен. Никто из епископов не выступил в его защиту и поддержку, настолько явными, животрепещущими и с далеко идущими негативными последствиями были учиненные им раскольнические действия. Одни считали, что человеку, "нарубившему столько щепок" (как он сам об этом писал в заявлении), нельзя доверять стадо Христово, другие просто не поверили в искренность его раскаяния. Было решено вернуть рассмотрение этого вопроса Синоду кириархальной Церкви.

Очередной раз заявление бывшего Житомирского владыки рассматривалось на заседании Священного Синода РПЦ 11 июня 1993г. В его постановлении отмечалось, что при рассмотрении дела было "принято во внимание то обстоятельство, что характер его рассмотрения Синодом в ноябре 1989г., а затем и Архиерейским Собором РПЦ 30 и 31 января 1990г., подтверждавшим вышеозначенное постановление, в большой степени определяется информацией и позицией бывшего Патриаршего Экзарха Украины, митрополита Киевского и Галицкого Филарета (Денисенко), что и обусловило принятие ими указанных решений.

Архиерейским Собором РПЦ 11 июня 1992 г. митрополит Киевский и всея Украины Филарет (Денисенко) за деятельность, разрушающую церковную жизнь на Украине, включая авторитарные методы управления Украинской Православной Церковью и применяемую при этом жестокость, был извергнут из сущего сана и лишен всех степеней священства. Это обстоятельство ставит под сомнение полную достоверность информации, на основании которой было принято Священным Синодом и Архиерейским Собором решение по делу бывшего епископа Житомирского Иоанна (Боднарчука)".

Несмотря на то, что в судьбе Боднарчука зловещую роль сыграл Филарет, Василий Николаевич все же был основоположником церковного раскола, вся тяжесть вины за который лежала именно на нем. Таким образом, исходя из сложившейся неоднозначной ситуации, "Синод счел необходимым передать окончательное решение вопроса о судьбе Василия Николаевича Боднарчука, на рассмотрение Высшего судебного органа Русской Православной Церкви - Поместный Собор", поскольку только он может пересматривать вопросы, решения по которым были ранее вынесены Архиерейским Собором.

Решение это не удовле-творило В. Н. Боднарчука. Заявив, что он не может не служить, в том же году он вновь уходит в раскол, но теперь уже филаретовский. В "Киевском Патриархате" становится членом "Священного Синода УПЦ-КП" в сане "митрополита" и "сослужит" во Владимирском соборе со своим бывшим гонителем, а теперь и бывшим митрополитом Филаретом, а также с выгнавшими его из УАПЦ Масендичем и Романюком. Почему он так поступил? Этот вопрос, наверное, останется без ответа. Осенью 1995 года Боднарчук трагически погиб в автокатастрофе.

III.11 Начало правового беспредела

С верой в то, "что в независимой Украине, вступившей на путь построения демократического правового государства, будут уважаться права и свободы граждан, в том числе и на право устроения церковной жизни в соответствии с желанием народа Божия", Архиерейский Собор призвал государственное руководство Украины "содействовать утверждению церковного единства в этой благословенной стране". Несмотря на это, церковно-государственные отношения далеко не соответствовали нормативным. 15 июня, уже на четвертый день после Архиерейского Собора в Москве, Президиум Верховного Совета Украины, исходя из обращения бывшего митрополита и исполняя волю его друга - Президента Л.Кравчука, по инициативе Д.Павлычко делает злосчастное Заявление, которым "Верховный Совет грубо вмешался во внутреннюю жизнь Церкви, проигнорировав тот факт, что Церковь существует по своим законам и правилам". Ссылаясь на сделанное ранее Заявление Совета по делам религий при Кабинете Министров Украины и разделяя его точку зрения относительно правомерности Харьковского Собора, Президиум Верховного Совета заявил, что "проведение Собора Украинской Православной Церкви в Харькове… привело к козням и конфликтным ситуациям в среде Украинской Православной Церкви", поэтому "его решения не могут быть признанными".

С правовой точки зрения, данное Заявление явилось таковым, которое "противоречит Конституции Украины и разжигает межрелигиозную вражду".

Ссылаясь на это Заявление, лишенный священного сана монах Филарет издал циркуляр, в котором языком маститого партноменклатурного работника предупредил духовенство киевской епархии:

"Учитывая то, что Президиум Верховного Совета Украины не признал решение Харьковского собрания украинских епископов, о чем подтвердил своим Заявлением от 15.06.92г., ставлю Вас в известность, что дальнейшая деятельность на поддержку решений Харьковского собрания и Московского Архиерейского Собора от 11 июня с.г. не может расцениваться иначе, как внеуставная и противоречащая законам Украины". Далее уже шли угрозы: "Наша УПЦ (филаретовская - прим А.Д.) не несет ответственность за возможные отрицательные последствия Вашей деятельности в поддержку незаконных решений Харьковского собрания и Архиерейского Собора РПЦ".

Слова экс-митрополита с делом не разошлись. Он воплотил их в жизнь со всей присущей ему категоричностью.

18 июня на Пушкинскую 36 для принятия от бывшего митрополита Филарета имущества, финансов и документации, принадлежащих Киевской митрополии УПЦ, прибыла Комиссия, образованная на Архиерейском Соборе в Харькове. В ее состав вошли архиепископ Житомирский Иов, епископ Тернопольский Сергий, наместник Киево-Печерской лавры архимандрит Питирим, протоиерей Михаил Бойко - клирик епархии, а также В. Макарчиков - староста храма св. Архистратига Михаила в г. Киеве. Акты приема Комиссия, по предписанию Собора, должна была представить новому Предстоятелю 25 июня 1992г. В закрытое и охранявшееся молодчиками из УНСО здание митрополии членов Комиссии не допустили. Угрожая, их обильно посыпали из окон листовками с Заявлением Президиума Верховного Совета Украины - с одной стороны, и циркуляром Филарета - с другой.

Поздним вечером того же дня состоялась еще одна акция, показавшая истинное "христианское" лицо бывшего митрополита. Чувствуя за собой поддержку властей, он "благословил" разбойничье нападение на Киево-Печерскую Лавру накануне приезда в Киев Блаженнейшего Митрополита Владимира.

Событие, которое произошло в ночь с 18 на 19 июня, стало первым и показательным примером действия, с помощью которого начал количественное расширение своей структуры бывший Предстоятель. Порвав связь с каноническим Православием, Денисенко сделал ставку на националистически настроенные силы, среди которых особым рвением отличалась профашистская УНА-УНСО.

В 21.15 около сотни боевиков "Украинской Национальной Самообороны", вооруженных обрезками труб и арматуры, резиновыми дубинками, цепями, ножами и баллончиками с нервно-паралитическим газом, во главе с Д. Корчинским и С. Гринчуком, под надзором "координировавшего" ситуацию настоятеля Владимирского собора о.Бориса Табачека начали штурм Киево-Печерской Лавры. Были взломаны двери и разгромлен дом наместника Лавры, в котором предполагалось разместить после приезда нового Предстоятеля. Послушники и верующие, прибежавшие на удары колокола, были избиты. Освободить помещения и унять УНСОвцев удалось лишь только с помощью правоохранительных органов.

Задержанный милицией один из организаторов нападения Гринчук С., у которого при обыске была изъята металлическая цепь, давая показания, сказал, что целью их "ночного визита" было "отдать церковь Украине. Эту церковь, которую оккупировал московский элемент. Организация наша, - сказал он, - не зарегистрирована и живет на пожертвования. А церковь Филарета обратилась к нам за помощью".

На следующий день замминистра МВД В.Недригайло прибыл в Лавру и уже словом попробовал уговорить монастырь уйти к Филарету, показывая при этом Заявление Верховного Совета Украины о непризнании Харьковского Собора и утверждая, что юридически все лаврские помещения принадлежат Денисенко. Находившийся в то время в Лавре архиепископ Макарий (Свистун) выступил с резкой обличительной речью в адрес властей и призвал верующих идти по всем приходам и объявить, что Филарет - преступник и вор.

На основании изложенного в третьем разделе исследования можно сделать следующие выводы:

- Отношение верующих к автокефалии осталось неоднозначным: если на Западе она имела много сторонников, то на Востоке Украины люди были категорически против автокефальной Церкви.

- Прошение епископата Украинской Православной Церкви о даровании автокефалии было принято под нажимом со стороны митрополита Филарета.

- Мотивами митрополита Филарета были властолюбие и желание избежать расплаты за грехи.

- Решение Архиерейского собора РПЦ об отсрочке рассмотрения вопроса об автокефалии УПЦ отвечало чаяниям православных Украины оставаться в каноническом единстве с Московским Патриархатом.

- Митрополит Филарет, разоблаченный в грехах, несовместимых со служением в качестве Предстоятеля УПЦ и начавший раскольнические действия, был справедливо осужден церковным судом.

- Решения Архиерейского Собора УПЦ в Харькове послужили выходом из разразившегося кризиса на основе подлинно церковных начал соборности и каноничности.

Далее

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем