Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

№6

Программа Союза Русского Народа

 


Ист.: Данилушкин М. и др. История Русской Православной Церкви. Новый патриарший период. Том 1. 1917-1970. СПб.: Воскресение, 1997. Номер страницы следует после текста на ней.

См. антисемитизм.


За Веру, Царя и Отечество.

Русскому Народу.

Объединяйтесь, Русские люди; Я рассчитываю на вас. Я верю, что с вашей помощью Мне и Русскому Народу удастся победить врагов России. Поблагодарите всех Русских людей, примкнувших к Союзу Русского Народа».

Царские слова Союзу Русского Народа, сказанные 23 Декабря 1905 года.

Союз Русского Народа поставляет себе целью объединение всех честных Русских людей, верных долгу присяги во имя Веры, Царя и Отечества.

Союз открыто заявляет, что вовсе не желает возвращения к бюро критическим порядкам последних годов, когда именем Царя на Руси творились всякия беззакония.

Союз как в жизни, так и в Государственной Думе, будет отстаивать следующая положения:

I. Православие.

Союз признает веру Православную, исповедуемую всем коренным Русским населением, основою Русской жизни, господствующею в России,

765


не делая в Православии никакого различия между последователями старого ц нового обряда. К другим вероисповеданиям Союз относится с полной веротерпимостью и не препятствует людям иного вероисповедания молиться по своему.

II. Самодержавие.

Самодержавие Русских Царей, Православною Церковью искони освященное, по воле Государя Императора осталось и после 17 Октября незыблемым, каким было и встарь, и должно всегда оставаться таковым для блага и процветания России.

Самодержавный Государь есть высшая правда, закон и сила, а посему Союз приглашает всех Русских людей сплотиться вокруг своего Государя, решившаго при участии Государственной Думы и Государственного Совета, при полном общении со своим Народом, наилучшим образом разрешать все неотложные задачи о благоденствии Русского народа и могучем росте нашей родины.

III. Народность.

Союз Русского Народа исповедует, что Русская народность, как собирательница земли Русской и устроительница Русского государства, — есть народность державная; прочия народности в России пользуются правами гражданского равенства, за исключением евреев.

IV. Единство и неделимость России.

Союз Русского Народа твёрдо объявляет и всенародно исповедует неделимость Российской Империи в ея теперешних границах и поставляет своим священным непреложным долгом всеми силами содействовать тому, чтобы завоёванныя кровью предков земли навсегда оставались неотъемлемой частью Русского государства и чтобы все попытки к расчленению России, под каким бы то ни было видом, решительно и безусловно были устраняемы.

V. Еврейский вопрос.

Евреи в течение многих лет, и особенно в последние два года, вполне выказали непримиримую ненависть к России и ко всему Русскому своё невероятное человеконенавистничество, свою полную отчуждённость от других народностей и свои особые иудейския воззрения, которыя под ближним разумеют одного только еврея, а в отношении христиан-гоев допускают всякия беззакония и насилия до убийства включительно.

Как известно и, как заявляли неоднократно сами евреи в своих «манифестах" и прокламациях, — переживаемая нами смута и вообще революционное движение в России — с ежедневными убийствами десятков верных долгу и присяге честных слуг Царя и родины, — всё это дело рук почти исключительно евреев и ведется на еврейские деньги.

Русский народ, сознавая всё это и имея полную возможность, пользуясь своим правом хозяина земли Русской, мог бы в течение одного дня подавить преступный желания евреев и заставить их преклониться

766


его волей, пред волей державного хозяина земли Русской, но, руководясь высшими задачами христианского вероучения и слишком сознавая свою силу для того, чтобы отвечать им насилием, избрал другой путь для решения еврейскаго вопроса, являющагося одинаково роковым вопросом для всех цивилизованных народов.

Принимая во внимание, что в последние годы евреи сами всеми способами стремятся к переселению в Палестину и, главным образом, к образованию собственного государства, и находя, что выселение их из всех стран, в которых они ныне проживают, является единственным верным средством для избавления человечества навсегда от зла, какое для него представляют евреи, Союз Русского Народа будет всеми мерами стремиться, чтобы его представители в Государственной Думе прежде всего выдвинули вопрос об образовании еврейскаго государства, о содействии их выселению в это государство, каких бы материальных жертв такое выселение ни потребовало от Русского народа.

Мало того, Союз Русского Народа обяжет своих представителей в Государственной Думе, идя навстречу желанию самих же евреев, обратиться к своему правительству с просьбой — войти в сношение с иностранными правительствами о всяческом содействии евреям для переселения их в свое царство.

Руководясь этим и веря в успешное осуществление данного проекта, идущего навстречу желаний самих евреев, Союз Русского Народа полагает, что близкая возможность осуществления этой мечты несомненно отразилась бы на нормальном выполнении евреями их гражданских обязанностей в странах, оказавших им гостеприимство, и не во вред народам, среди которых они живут.

А потому Союз Русского Народа обязывает своих представителей в Государственной Думе домогаться, чтобы все проживающие в России евреи были немедленно признаны иностранцами, но без каких бы то ни было прав и привиллегий, предоставленных всем прочим иностранцам. Такая мера, в связи с другими ограничительными мерами, несомненно поддерживала бы энергию евреев в деле скорейшаго переселения в собственное царство и обзаведения собственным хозяйством.

Исходя из всего вышеизложенного, Союз Русского Народа находит, что, ввиду предстоящего переселения евреев в собственное царство, было бы не только неприятно для них, но вредно и для страны дальнейшее исполнение ими некоторых гражданских обязанностей, а потому считает своим долгом домогаться:

1. Чтобы евреи не могли быть допускаемы ни в армию, ни во флот, ни военнослужащими, ни по вольному найму, ни в строевыя части, ни в интендантство. Чтобы евреи не могли быть военными врачами, фельдшерами и фармацевтами.

С другой стороны, Союз находит справедливым и необходимым заменить для евреев отбывание воинской повинности -денежной; непрерывное же поступление этой денежной повинности возложить на всё еврейское население с круговой порукой.

767


 

Немедленнаго возстановления строгой черты еврейской оседлости в прежних пределах, с предоставлением подлежащим обществам, входящим в черту оседлости, права делать постановления о недопущении евреев в свои пределы, а равно и выселении из них.

Отмены всех законов, расширяющих черту оседлости евреев, дабы были воз-становлены законы, действовавшие по ограничению евреев до 1903 года. Отмены привилегии для евреев по образованию, ремеслам, предоставляющим им право повсеместнаго жительства. Воспрещения евреям проживать и пребывать в портовых городах.

3. Недопущения евреев во все учебныя заведения, где обучаются дети христиан, и лишения их права основывать учебныя заведения высшия и средния. Воспрещения евреям быть преподавателями и начальниками (директорами, инспекторами и т.п.) в казённых, общественных и частных учебных заведениях.

Воспрещения евреям быть домашними и сельскими учителями. (Воспрещение это распространяется и на евреек).

4. Недопущения евреев на государственную и общественную службы. Воспрещение евреям получать какия бы то ни было концессии и участвовать в каких бы то ни было общественных и казённых подрядах и поставках. Воспрещения евреям быть судовладельцами и судоводителями и вообще службы в торговом флоте и на железных дорогах.

Воспрещения евреям принимать участия в выборах в общественныя учрежден ния и самоуправления, а равно иметь в оных своих представителей по назначению административной власти.

5. Недопущения евреев под каким бы то ни было видом в Государственный Совет и в Государственную Думу, ни к выборам в оные.

6. Воспрещения евреям содержать аптеки и аптекарские магазины, быть провизорами, управлять и служить в оных.

Воспрещения евреям производить торговлю медикаментами и медицинскими продуктами.

7. У евреев, уличённых в участии в революционных действиях, конфискации всякаго имущества, каковое поступает в казну.

8. Недопущения евреев ни в редакторы, нив издатели периодических изданий. Воспрещения евреям иметь книжные магазины, типографии и литографии.

9. Воспрещения евреям - иностранным подданным - пребывать в России.

VI. Земельный вопрос.

Союз Русского Народа будет домогаться всеми силами расширения крестьянского землевладения, памятуя, однако, великая слова Государя Императора Александра III, подтвержденные Императором Николаем II: «Всякая собственность, в том числе и земельная, должна быть неприкосновенна", откуда вытекает, что никакая меры, направленныя к улучшению быта крестьян, не должны нарушать неприкосновенности земельной собственности.

Союз будет домогаться:

1) Уравнения имущественных и семейных прав крестьянскаго и прочих сословий, не предпринимая притом никаких насильственных мер, ни против общины, ни против иных местных бытовых особенностей устройства крестьян. Земельные участки крестьянских наделов (отведённые по закону 19 Февраля 1861 года и закону 1865 г.), находящиеся во владении каждаго отдельнаго крестьянина, должны быть признаны полной его собственностью с воспрещением отчуждения их в руки не крестьян.

2) Передачи малоземельным крестьянам на выгодных для них условиях всех годных для земледелия казённых земель.

3) Вследствие недостаточности казённых земель для удовлетворения земельной нужды всей малоземельной части крестьянства, Союз будет добиваться покупки для той же цели за счет государства у частных владельцев добровольно продаваемых ими земель.

4) Продажи приобретённых за счёт государства земель нуждающимся в ней малоземельным крестьянам по ценам, доступным для крестьян, с принятием

768


в случае надобности разницы между ценой, по которой земля приобретена от частных владельцев, и ценой, по которой она будет предоставлена крестьянам, на счет общих государственных средств.

5) Увеличения помощи переселенцам, как для переезда на новыя места, так и для обзаведения на них.

6) Установления легкаго порядка продажи крестьянами, желающими переселиться или заняться каким-либо не земледельческим промыслом, принадлежащих им наделов.

7) Улучшения способов землепользования крестьянами на принадлежащих им ныне землях посредством разселения желающих, устранения черезполосности наделённых земель и сведения мелких земельных полос, находящихся во владении отдельных крестьян, в более крупные земельные участки.

8) Признания, что в обществах, которыя не производили переделов ; течение 24 лет, земельные участки, состоящие в пользовании отдельных хозяев, составляют их неотъемлемую собственность и что, следовательно, переделы земли в таких обществах производимы быть не могут.

9) Предоставления в обществах, производящих переделы земли, отдельным крестьянам права выйти из общества и укрепить за собою вою частную собственность (участки общинной земли), сохранив за общиной право выкупать земельные участки выходящих из ее состава членов, уплатив им стоимость их деньгами.

10) Предоставления земельным обществам права вполне самостоятельно распоряжаться принадлежащими им землями, ограничив правительственный надзор наблюдением за тем, чтобы общества не нарушали требований закона.

В случаях черезполосицы крестьянских наделов с землями частных владельцев, необходимости устранения оной путём обмена или покупки при содействии казны.

11) Урегулировки законодательным порядком арендных отношений собственников земли к нанимателям для каждой местности.

12) Установления для каждой местности наименьшего размера земельной собственности, не подлежащей принудительной продаже за долги владельца.

13) Выкупа всех сервитутных прав при содействии казны по существующей казённой оценке.

14) Устройства казённых зернохранилищ (элеваторов) для покупки крестьянскаго хлеба и выдачи под него ссуд, что освободит мелких землевладельцев от эксплуатации их скупщиками и комиссионерами и упорядочит заграничный вызов.

15) Учреждения и развития мелкаго государственнаго сельскаго кредита для поддержки мелких землевладельцев (крестьян), кустарей и потребительных обществ.

16) Всяческаго облегчения крестьянам и вообще мелким землевладельцам приобретения племеннаго скота и улучшенных сельскохозяйственных орудий. Независимо от сего, принимая во внимание много раз оказанныя и теперь ока-зываемыя России историческия услуги славным казачеством, Союз Русскаго Народа признаёт необходимым употребить все силы для улучшения быта отдельных казачьих хозяев в земельном и денежном отношениях.

Кроме того, по тем же причинам Союз находит целесообразным добиваться, чтобы административны» и полицейския должности с присвоенными им окладами в настоящее смутное время замещались бы преимущественно казачьими чинами, состоящими на льготе или по войску. Казачьи сословия, ныне расформированныя, прежних малороссийских новороссийских полков в Полтавской, Черниговской, Киевской и Бессарабской губерниях — должны быть уравнены в преимуществах и обязанностях с остальным казачеством. VII. Рабочий вопрос.

Союз признает необходимым всеми мерами способствовать облегчению труда и улучшению быта рабочих. С этой целью Союз вменяет себе в обязанность содействовать:

 

769

 


а) Возможному сокращению рабочаго дня.

б) Устройству Русского государственного промышленного банка с целью облегчения образования рабочих и промышленных артелей и товариществ и снабжения их дешевым кредитом.

в) Добиваться государственного страхования рабочих на случай смерти, увечий, болезни и старости.

г) Добиваться упорядочения условий труда и взаимных отношений фабрикантов и рабочих.

VIII. Народное образование.

Союз Русского Народа будет требовать безплатнаго народного все-общаго образования, главным образом земледельческого и ремесленного. Признавая, однако, что школа, кроме, образования, должна давать и надлежащее воспитание, Союз ставит своею целью заботиться о том, чтобы Русская школа — низшая, средняя и высшая — воспитывала бы юношество в духе Православных христианских начал: любви к Царю, Отечеству и преданности долгу, и чтобы школа была вполне национально русскою.

IX. Торговля, промышленность и финансы.

Союз ставит себе задачей всеми мерами способствовать развитию русской торговли и промышленности, захваченной в настоящее время иностранцами и евреями, и переходу таковой в русская руки:

1) Союз будет добиваться увеличения количества денежных знаков путём уничтожения золотой валюты и введения национального кредитного рубля.

2) Союз считает своею обязанностью стремиться к тому, чтобы русские финансы вышли из подчинения иностранных рынков.

3) Союз должен всеми способами содействовать тому, чтобы призывать русских капиталистов к борьбе с еврейскими и иностранными капиталами и вызвать приток государственных капиталов на арену борьбы русских предпринимателей с еврейскими и иностранными.

4) Союз, признавая, что частные земельные банки служат к эксплуатации населения, будет домогаться уничтожения таковых и образования общегосудар-ственнаго земельнаго банка.

5) Союз, признавая великим благом для народа положение о государственном страховании жизни, введённое в 1905 году, почтет своим долгом распространить его, возможно увеличив число видов страхования.

6) Союз будет настаивать на том, чтобы все без исключения казённые заказы исполнялись бы в России, а не за границей, и чтобы в промышленных и мореходных предприятиях, получающих правительственную поддержку, не допускались бы иностранцы.

7) Союз будет стремиться к упорядочению вывозной торговли посредством учреждения в местах ея получения русских арбитражных комитетов и посреднических контор

8) Кроме того, Союз будет настаивать, чтобы правительственные заказы выполнялись отечественными заводами и не поступали к иностранным.

X. Правосудие.

Союз вменяет себе в обязанность добиваться всеми мерами устранения служебного произвола, судебной волокиты как по уголовному, так и гражданскому производству, удешевления такового и возстановления правосудия.

770


Преступления против государства, против жизни, грабеж, поджог, недозволенное приготовление, хранение, перевозка, ношение и употребление взрывчатых веществ и снарядов анархистами и революционерами, соучастие в этих преступлениях, укрывательство и пристанодержа-тельство, насильственное снятие с работ и закрытие промышленных и торговых заведений, порча мостов, путей и машин с целью прекращения движения или остановки работ, вооруженное сопротивление властям, революционная пропаганда в войсках, подстрекательство женщин и малолетних к преступлениям выше перечисленным — должны караться смертной казнью.

Союз Русского Народа, признавая, что русский суд иногда находится под влиянием евреев и, благодаря этому, весы правосудия пристрастно наклоняются в их пользу, обязывается отстаивать интересы русского правосудия и Русского народа на суде, нещадно обличая в издаваемых им органах все неправильности, отстаивая чистоту русского правосудия.

Союз Русского Народа будет настаивать на том, чтобы в судебном ведомстве прекратились случаи покровительства революции. Поэтому должны быть устранены от должности те чины судебного ведомства, которые принимали участие в политических партиях, враждебных Православию, Самодержавию и Русской народности, и не должны быть допускаемы в адвокаты (присяжные поверенные, присяжные стряпчие, помощники присяжных поверенных и частные поверенные) евреи.

Настоящая избирательная программа выработана и единогласно принята Первым Всероссийским съездом уполномоченных отделов Союза Русского Народа и является, в силу этого, обязательною для всех отделов Союза по всей Российской Империи.

«Почаевский листок». Сентябрьский выпуск N» 38. 1906.

№7

А. Открытое письмо Председателя Главного Совета Союза Русского Народа А.И. Дубровина Митрополиту С.-Петербуржскому Антонию, Первенствующему Члену Св.Синода.

Ваше Высокопреосвященство!

15 Ноября сего года, в беседе с представителями Главного Совета Союза Русского Народа, Председателем коего я имею честь состоять, Ваше Высокопреосвященство впервые, наконец, ясно и определенно вы

 

770


сказали своё отношение к русским патриотическим партиям, союзам, громадам, собраниям, разбросанным в числе свыше четырехсот по всей России и ныне объединившимися под именем «Объединенного Русского Народа».

Цо настоящего времени Ваше Высокопреосвященство уклонялись от решительного осуждения патриотических организаций, а мы, их члены, в сознании чистоты и святости преследуемой нами цели, считали прямо невероятным допустить, чтобы Первосвятителъ Русской Церкви, будущий Патриарх Всероссийский, мог отрицательно и враждебно относиться к тем единственным в России политическим организациям, ныне объединенным, которые во главу угла своего политического исповедания поставили Святую Православную Веру.

Мы просили Ваше Высокопреосвященство совершить у нас в Союзе Богослужение, по случаю сооружения и освящения хоругви и знамени Союза; мы ждали и жаждали первосвятителъского благословения. Для людей нашего духовного склада ведь это так понятно, как, наоборот, совершенно непонятно представителям наших либеральных партий, которые, под видом и предлогом веротерпимости и свободы совести, давно стали свободны и от Веры и от совести. Оказалось, к удивлению, все Ваши симпатии тяготеют к последним. На просьбу нашу Вы ответили отказом приехать лично, но обещали «командировать» викария. Да и это неприветливое обещание Вы поспешили ещё более расхолодить и обесцветить: Вы тотчас же не преминули заявить, что для Вас безразличны все партии, что если бы к Вам обратились партии Мирного Обновления или 17 Октября с просьбой помолиться, то и в этом случае Вы также командировали бы и к ним викария, ибо Вы, по словам Вашим, хотя программ этих партий не читали, но знаете, что они разрешены Правительством. В этом формально-бездушном отношении к текущей действительности и к современному положению дел в нашем Отечестве,, Вы, по Вашим словам, находитесь «выше и вне политики». И тем не менее Вы тут же нашли нужным скрыть свое отношение к патриотическим русским или, так называемым, правым партиям, и этим показали, что Вы не так мало осведомлены в политике и в группировке политических партий. Вы нам заявили: «правым Вашим партиям я не сочувствую и считаю Вас террористами: террористы-левые бросают бомбы, а правые партии, вместо бомб, забрасывают камнями всех с ними несогласных».

Но ведь я и наша депутация не спрашивали Вас, Владыко, о Ваших политических воззрениях, — Вы сами о них нам поведали. В то же время Вы хулили только патриотические правые партии, ничего не сказавши о других партиях, хотя и разрешенных Правительством. Очевидно, Вы им более сочувствуете.

772


Ваше Высокопреосвященство! Я вынужден своим положением дать Вам ответ на Ваше жесткое и несправедливое слово, столь неуместное в устах Первосвятителя по отношению к людям, ищущим покрова и утверждения Православия. Вы, конечно, понимаете, как трудно мне писать, как трудно подбирать выражения, мне, убежденному Православному Русскому человеку, в письменной беседе с Митрополитом. Я мучился, колебался — писать ли это письмо. Я решил было молчать, подавив в себе чувства негодования и обиды. И вот, на страницах бульварной газетки «Петербургский Листок» в № 329, я читаю статейку, которая под видом защиты Вашего Высокопреосвященства от ожидаемых обвинений со стороны Союза Русского Народа, рисует пред нами ярко весь смысл Вашей деятельности в последние два года: а факт публичного, цинически наглого заявления, возросшего под покровительством Вашим, Архимандрита Михаила* о том, что он социалист, подтвердил всё то, что приписывает Вам, в виде заслуги, «Петербуржский Листок». Мы видим, что Ваше Высокопреосвященство своей деятельностью создали столь невозможное положение для верующих Русских людей, так обо--стрили отношения между ними и официальной иерархией, которую Вы захолодили своим мертвящим бюрократизмом, что молчать долее значит совершать преступление. Я отвечаю. Ответ мой — вынужденный ответ.

Я давний петербуржский житель и знаю Ваше Высокопреосвящен-~ ство последние двадцать лет в столице: Ваша служба и деятельность у всех нас на глазах.

Ничем не выдающийся в науке, по отзывам товарищей, доцент Казанской Духовной Академии, получивший высшую богословскую степень только за новое, даже не переделанное, издание того же труда, который дал Вам и предыдущую ученую степень, против чего в свое время* так горячо и справедливо протестовал в Синодe благочестивый митрополит Иоаникий. По-видимому, судя по Вашим же словам и действиям, никогда не читавший иных газет, кроме либеральных и прогрессивных? составитель бездушных проповедей с выглаженными фразами, не пробуж* дающими в верующих ни мысли, ни чувства; воспитанный в духе либеральных веяний 60 и 70-х годов, Вы, овдовевши, из профессорского фрака спокойно переоделись в рясу, но ряса не согрела Вас: и до сих пор Въе остались, в сущности, в том же фраке — бездушным, формальным исполнителем не духа, а буквы закона. Внешние обстоятельства для служебной карьеры Вам улыбались, и Вы быстро шли триумфатором, по ступеням иерархической лестницы, минуя заслуженных и поседелых

 

* Архимандрит Михаил (Семёнов) - профессор С.-Петербуржской Духовной Академии; открыто заявил о своих социалистических взглядах, опубликовав «Программу русских христиан-социалистов».

773


иерархов, славных ученостью и умом, мужеством и даром проповедничества, как Амвросий, архиепископ Харьковский, славных молитвенным духом и заслугами миссионерскими, как Иркутский архиепископ TVXOH, Томский архиепископ Макарий, Владимир, архиепископ Казанский; славных долголетним служением Церкви Божией, как Павел, бывший епископ Пензенский, Гурий, Феогност, архиепископ Кавказский, и многие другие старцы святители, выше которых и во главе которых Вы скоро стали. Вы поднимались на глазах умирающего Митрополита Исидора, пользуясь особым благоволением придворных сфер, на виду у покойного Императора, Самодержавию и Заветам которого Вы теперь изменили, в царствование его Августейшего Сына, вступив в Союз с графом Витте, преступным провокатором, деятелем столь печальной известности. Умер старец Исидор, Вы стали архиепископом Финляндским; для Вас лично создали эту ненужную кафедру только для того, чтобы держать Вас в Петербурге. Вы были постоянной угрозой Митрополиту Палладию, Вашему отцу и благодетелю, от коего Вы приняли монашеский постриг. Престарелый святитель всюду видел Вашу личность и следы искусно подготовляемого Вашего влияния — во дворце, в учебных заведениях, в общественных местах; его душу Вы отравили терзаниями, ревностью и подозрениями в домогательстве его митрополичьего престола.

Он умер, и его подозрения оправдались. Вы взошли бодро и необычайно быстро по ступеням амвона к его престолу, ничем особенным — ни личным благочестием, ни даром проповедничества, ни административным опытом, ни долголетним служением Церкви не заслуживши такого возвышения.

По-прежнему придворные сферы Вам особо покровительствовали; обер-прокуратура Ce.Синода стояла за Вас; даже бдительный взор испытанного государственного мужа К.П. Победоносцева видел в Вас защитника Православия, Самодержавия и Русского народа. И как было не обмануться! При Императоре Александре III и в первые годы Царствования нынешнего Государя Вы ничем не выдавали своих старых свободных воззрений бывшего профессора и заурядного либерала 60 и 70 годов. Вы поддерживали направление К.П. Победоносцева, Вы проводили усердно все его меры; Вы везде стояли за исконные Русские начала; Вы были другом убитого доблестного Н.И. Бобрикова и говорили речь при его гробе, пока ещё не торжествовала крамола. Потом уже ни о Чухнине, ни о Сахарове, ни о Слепцове, ни о Козлове, ни о Мине* Вы таких речей больше не говорили... Напротив, в разразившееся лихолетье, в эти последние два года, Вы всё более и более открывали свои планы и свои настоя-

* B.К. Плеве, ГЛ. Чухнин, В.В. Сахаров, C.В. Козлов, ГА. Мин - русские государственно-политические и военные деятели, убитые в 1904-1905 гг.революционерами-террористами.

774


щие свободные, а не показные воззрения, с которыми теперь так услужливо ознакомил нас «Петербуржский Листок». Ваших викариев по митрополии Вы уже давно усердно проводите на все выдающиеся кафедры, создавая себе из них будущих сторонников: но особое покровительство за последнее время Вы оказываете только крамольникам из духовных: Антонина, бывшего в лечебнице для душевнобольных и подавшего проше ние о снятии священного сана архимандрита, за либерализм Вы поставили своим викарием; Исидора, запятнавшего иноческий сан и явившего себя сомнительными деяниями в Петербурге, на Кавказе Вы провели в епископы, воспитали Гапона; поддерживали и доселе поддерживаете еретика Григория Петрова*, на которого нет управы: ведь, он находит в Вас могучего покровителя и защитника! Вы воспитали 32 бунтовщиков иереев: обратили постепенно «Церковный Вестник» и «Церковный Голос» в революционные органы; Духовные Академии введением автономии Вы обратили в революционные гнезда, наподобие светских высших учебных заведений.

В Вашей Петербуржской Духовной Академии возрос и был профессором еврей, и архимандрит Михаил, открытый социалист. Вы его держали когда вся верующая Россия возмущалась иго еврейскими брошюрками, растлевавшими Православие, пока, наконец, на днях в армяно-еврейской революционной газетке «Товарищ» не появилось его вторичное печатное заявление о том, что он социалист, и пока в дело не вмешался Св. Синод. Всё противоцерковное, противогосударственное в среде духовенства, как видите, выросло около Вас, пользовалось Вашим покровительством в столице, а внутри России, в надежде на Вашу поддержку, видя безнаказанность церковных бунтовщиков, подняло голову. Усиливалось освободительное движение, и Вы всё более и более выдавали себя. За последние три года Вы развернули перед нами, простыми верующими Русскими людьми, картину таких деяний и воззрений Ваших, от которых нас бросает в ужас и холод.

Всё началось с несчастной Русско-Японской войны. Её позор подготовил и завершил Ваш близкий друг, граф Витте.

Что делали Вы во время этой войны? Вы, первосвятитель Русской Церкви! — Вы стояли «выше и вне политики..»

Страдал народ, умирали его сыны, лилась кровь, смута росла внутри, волновались окраины, неистовствовала печать, бранью Царя и Правительства она мутила население, издевалась над Верою, глумлением гасила патриотизм...

Я помню картину, появившуюся в одном из журналов в начале войны; Русский народ, окруживший Царя, обнажившего меч, а впереди всех,

* Петров Григорий Спиридонович - (р.1868) священник, лидер Кадетской партии, депутат Государственной Думы.3а активную политическую деятельность лишён сана; восстановлен Поместным Собором 1917-18 гг.

775


в порыве вдохновения, фигура митрополита Антония, высоко поднявшего свой Крест... Вот каким хотели Вас видеть Русские люди, не евреи и освободители, радовавшиеся позору Родины, а Русские патриоты. Какою это оказалось иронией по отношению к Вам, Ваше. Высокопреосвященство! Вы ездили на заседания, подписывали бумаги, принимали посетителей, — бездушная, формальная работа Ваша шла по-прежнему в Синоде. Но Вы не явились к Царю, Вы не поднимали упавших в унынии душ Русских людей, Вы не согревали скорбных сердец, Вы не обратились к народу ни с единым призывом, Вы не ограждали его от развратностей. Вы были «выше и вне политики»!

Покровительствуемый Вами Гапон поднял восстание рабочих. Покровительствуемый Вами Антонин в своих дерзких речах доказывал, что Самодержавие есть языческий строй жизни, растлевал священные догматы Святой Троицы, чтобы оправдать конституцию, звал и дозвался «Мордозаев" в Государственную Думу, а защитников и верных сынов Самодержавия он же сравнивал с поклонниками Далай-Ламы, целующими в хвост коня, на котором сидит их владыко. Дерзко он выбросил, наконец, из молитв церковных о Царе слово «Самодержавный" и всё-таки остался безнаказанным*.

Покровительствуемый Вами Петров сеял вражду, смуту, искажая Евангелие, проповедуя в одно и то же время и толстовщину и призывая крестьян к погромам. Покровительствуемый Вами архимандрит Михаил, профессорствуя в Академии, воспитывал будущих пастырей и учителей духовно-учебных заведений в духе социализма. Вы опять молчали: — Вы стояли и «выше и вне политики"!..

По бывают времена и обстоятельства, когда молчание имущего власть хуже открытой, самой ожесточенной проповеди неверия, измены и безумия.

Только самый злобный враг Родины в дни внешней войны начнет заниматься внутренними реформами, этим занялся Витте, и к нему примкнули Вы. Граф Витте в роли спасителя Русской Церкви от «паралича"! Что может быть отвратительнее и чудовищнее этого зрелища!.. Но Вы читали в Комитете Министерств его записку; Вы, минуя Синод, отстранивши К.П. Победоносцева, воспользовались его болезнью, в Комитете Министров, в светском учреждении, где сидели и иноверцы, стали обсуждать реформы Церкви, отменять духовную цензуру на разврат верующих; безмолвно соглашались на умаление Православия и торжество сект, раскола и иноверия.

Только Воля Государя повернула дело и направила его к обсуждению в Cинодe. В этих недоразумениях пострадала и идея Церковного Собо-

* В начале 1920-х гг. епископ Антонин (Грановский) примкнул к обновленчеству, возглавив созданный им «Союз церковного возрождения».

776


ра, для всех нас дорогого, пострадала и идея Патриаршества, столь нам вожделенного, потому что эти идеи Вы выдвинули революционным путем и связали их с позорным именем Витте, который в них видел только средство более глубокого революционирования Русского народа.

При гласных и негласных пособиях гражданской и церковной власти, при Вашем безмолвии и потакательстве рясофорным крамольникам, дело революции шло успешно: бунтовал «Потёмкин", бунтовали запасные, бунтовали рабочие, бунтовали академии и семинарии, гибло народное достояние, поджаривая на горячих плитах Русских патриотов-рабочих, расстреливали губернаторов, солдат, казаков, полицейских. Шайки грабителей врывались среди бела дня в банки и общественные учреждения, в винные лавки и почтовые конторы, на фабрики и заводы, в магазины и жилища частных лиц и, нагло угрожая смертью, и часто зверски убивая, расхищали деньги и драгоценности. Прошло под такими знамениями и 17 Октября. Русская жизнь целиком потекла под аккомпанемент револьверных выстрелов и свист разрывающихся бомб. Человеческая кровь полилась как вода. В это время, друг Вашего друга Витте, князь Оболенский, из акциза перешел в Синод и стал обер-прокурором. Это был Ваш, единомышленник. Тут Вы не стали «вне и выше политики!" Вы не протестовали против затей либерального обер-прокурора; Вы послушно, по его указке, писали послания, оправдывая умаление Царской Власти, пропускали безмолвно в тнодальном органе «Церковные Ведомости"статьи, напоминавшие писания оскорбительных органов еврейского пошиба. Вы же, по указке князя Оболенского, постыдно передали на обще-церковное глумление доблестного Московского митрополита за правдивое слово, которым он осудил бунты и измены. О, история не забудет, как подписывался этот позорный и ложный акт осуждения мужественного пастыря; как без заседания Синодa no домам его членов вынужденного под давлением, под Вашей подписью, собрались поодиночке, подписи членов Синода, не знавших, что подписываемое ими определение уже печатается в «Правительственном Вестнике" для успокоения общественного мнения! Вы стояли «выше и вне политики!"

Один ли митрополит Московский пострадал? Гнали и гонят всякое духовное лицо, если оно выступит открыто за патриотическое дело. Услали в Соловки игумена Арсения; изгнали из Москвы епископа Никона; изгнали из Ярославля о. Илиодора, изгнали, опозорили, лишили мест и должностей многих других патриотов из духовных лиц, имена которых я не хочу упоминать, чтобы не подвергнуть их опять злобе и мстительности духовных кадет. Патриотов гнали, Антонин же на месте; Сергий*, служивший крамольникам кощунственную панихиду по бунтовщику

* Имеется в виду ректор С.-Петербуржской Духовной Академии епископ Сергий (Страгородский), будущий Патриарший Местоблюстителъ,а с 1943г. Патриарх.

777


Шмидту, на месте, и Вы его защищали даже тогда, когда у него обнаружилась в академии, по его вине, кража денег, Вы эти деньги пополнили; на месте и Исидор, который в течение 4 лет в трех епархиях не удержался в викариатстве и отовсюду переводился по усиленным про събам епархиальных владык, не знающих, что делать с этим Вашим другом и приближённым, действующим в либеральных партиях, кадет-ствующим в Нижегородском «Белом Знамени», вопреки монархическим тенденциям его членов, похваляющимся письмами Витте и Вашими, проживающим во время частных приездов в Северную столицу на даче у митрополита Петербуржского в качестве его друга, приближенного и единомышленника...

Ещё повторяю: всё свободомыслящее и религиозное в среде церковных деятелей; всё, склонившееся к политиканству, в сторону левых и крайних партий, — всё это почему-то оказалось около Вас и укрывается теперь под Вашей защитой.

Между тем, Вы «вне и выше политики!" Но, в таком случае, не умываете ли Вы руки подобно Пилату? И водою ли? Не кровью ли Русского народа?! Можно ли, в самом деле, при переживаемых обстоятельствах стоять «вне и выше политики*?! И Вы не стояли вне её, но Вы имели свою политику, увы! пагубную для Русского духовенства, Вам подчиненного, и для Русского народа. Несчастное Русское духовенство, которое, в девяносто девяти случаях из ста, всё сплошь национально, патриотично и предано Самодержавному Монарху, сбито с толку этой Вашей политикой. Оно по настоящее время ещё не получило в сущности никаких разъяснений о том, какую политическую партию поддерживать: оно, по Вашему мнению, тоже должно быть «вне политики". Но, ведь оно избирается в Государственную Думу, в Государственный Совет; оно во всем должно руководить народом, кроме... участия народа в выборах в Думу. Намеренно, под Вашим давлением и по указаниям князя Оболенского, по указаниям Витте, духовенству нашему даны затемняющие дело разъяснения и указания, на чьей стороне стоять: стойте, мол, за тех, кто за Царя Православного и за Веру истинную. По-видимому, все здесь хорошо, но в сущности, — что это, как не высокой степени провокация! В то время, когда спор идет «о Самодержавии Царя", Вы подставляете вместо слова «Самодержавный" — «Православный", и на этом успокаиваетесь. Но, ведь в России, не только Православный, но и Самодержавный Царь. Наименование Царя Самодержавным вошло в Основные Законы; сам Царь заявил, что его Самодержавие остаётся таким же, как оно было встарь; из церковных молений не выброшен этот дорогой для Русского сердца титул Царя. И при всём том Ваше Высокопреосвященство, 16 Октября сего года, когда епархиальный съезд духовенства и мирян Вашей епархии вырабатывал текст телеграммы Государю, — Вы не включили в текст телеграммы слово «Самодержавный", находя, что

778


это «политика». Не слишком ли далеко Вы зашли в Вашей политике стоять «вне и выше политики"!? Один из членов съезда мирянин просил, молил съезд включить слово «Самодержавный»- в телеграмму, просил занести его отдельное мнение об этом в протокол, ездил с председателем съезда к Вашему Высокопреосвященству — и остался ни с чем. Священники, отводя его в сторону, заявляли, что они с ним согласны, но... это, мол, неудобно, вероятно, потому, что может не понравиться митрополиту!..

Я оглашаю этот возмутительный факт, чтобы все видели и знали, какова политика «вне политики" у первенствующего митрополита и почему духовенство русское, в годину смуты, было остановлено в своем патриотическом порыве и бросило паству в разгар политической борьбы на произвол судьбы, по приказу и наказу свыше.

Русское духовенство, по воле Государя, призвано в Думу и Государственный Совет. В Государственном Совете оказались и Вы, Ваше Высокопреосвященство. Но как только там нужно было сказать ясное слово осуждения крамоле, Вы немедленно ушли из состава Государственного Совета, сославшись на обилие дел Синодcкиx, которых у Вас было гораздо больше в то время, когда Вы соглашались пойти в члены Государственного Совета, чем тогда, когда Вы от этого звания отказались. Зато Вы милостиво принимали Огневых, Поярковых и Афанасьевых — крамольных иереев — членов Государственной Думы, из революционного её состава. Вы не спросили о. Афанасьева, почему он подписал проект о свободе неверия. А в Предсоборном Присутствии Вы заявили, — Слава Богу, один против всего Присутствия — о своем согласии с крамольной Цумой в её намерении лишить Православную Церковь её первенствующего и господствующего положения.

Газеты оповестили тогда, что Вы это делали из служения чистой евангельской идее самоотречения и по своей глубокой религиозности. Так, по крайней мере, об этом поведали газеты.

Не по этой ли же идее Вы опозорили торжество открытия мощей Преподобного Серафима, предав гласности, на соблазн верующим, тайный по существу протокол осмотра останков Святого, как будто это был обычный полицейский протокол осмотра могилы. Не по этой ли идее Вы письмом в «Новое Время" (новая форма поучительного слова первосвятителъского, Вами открытая), защищали мощи Преподобного и ссылались при этом, для большей убедительности, не на Слово Божие и учение Св.Отец, а на мнение либерального профессора. Мы же до сего времени полагали, что в вопросах религиозных, наоборот, профессора должны ссылаться на учительное и авторитетное слово первосвятителя.

Не по этой ли идее Вы, не сказавши далее поучения при открытии мощей Преподобного Серафима, скрылись от сотен тысяч Православного верующего народа, собравшегося к целебноносному источнику дивно-

779


го старца и действительно излучавшего и видевшего множество чудес и исцелений, и, на соблазн России, поспешили искать себе исцеления и утешения у другого, для Вас более привлекательного, источника в весёлом Кисловодске, по известной Вам и нам причине, Вами столь излюбленной. Да, там покойнее и веселее чем среди серого святого Русского люда, заветным святыням которого: Православию, Самодержавию и глубокому народному патриотизму Вы не сочувствуете, стоя вне политики, и не только сами не сочувствуете, но и «хотящих внитш препятствуете, запрещая Русскому духовенству основывать, утверждать, укреплять и поддерживать отделы преданного вере, Царю и Родине Союза Русского Народа. Для патриотов у Вас нашлось слово осуждения: они — террористы — они забрасывают камнями противников. Но на нашей совести, владыко, нет ни одного случая насилия: камней мы не бросали; между тем, для тех, у кого на совести бомбы, браунинги, грабежи и реки крови — для тех у Вас не нашлось слова осуждения, мы ещё не слышали этого слова из уст нашего Первосвятителя!.. Что это?

Из суждений Предсоборной Комиссии видно, что Вы уверенно и надежно шествуете к Патриаршеству. Над каким же народом Вы будете Патриархом? Ведь, создалось такое положение: народ шёл к Вам, Вы от него; Вы идете к кадетам и всякого рода освободителям, а они от Вас. И кому же из святителей Русских вы захотели подражать? Святым Петру, Алексею, Ионе, Филиппу? Каким Патриархам Вы подражали; Гермогену, Филарету, Никону? Но Никон, хотя и из полумордовского рода, хотя и загнанный в ссылку и обиженный, не согласился всё таки пойти ни к бунтовщику Стеньке Разину, ни даже в Киев на святительство, ибо «не мыслил зла Царю Богоданному» (даже обидчику) и народу Русскому. Не берёте же Вы примера с Игнатия, который, стоя некогда тоже «вне и выше политики», служил крамольникам Московским — Сигизмунду и Лже-Дмитрию — и помазал Марину? Ваше Высокопреосвященство!

Как Русский патриот и Православный верующий человек, я не мог молчать и всё сказал, что требовало моё исстрадавшееся русское сердце. По моему глубокому убеждению, перед Вам два выхода: или станьте на высоте Вашего положения и дайте благословение Русским Православным людям, стоящим за Веру, Самодержавного Царя и Русский народ, призовите к этому же духовенство и не гоните его за патриотизм, или... или уйдите. Иных выходов нет; настоящее положение невыносимо, не гоните русских патриотов отрадной Церкви, в которой Вы перво-стоятелъ и первосвятитель. Вы стали немощны телом. Может быть, в слабом теле Вашем уже не будет мощно действовать дух... Тогда уступите свое место иному, могущему.

Среди архипастырей русских найдутся, мы уверены, крепкие столпы Веры, патриотизма и преданности Царю Русскому, Самодержавно-

780


му, народу свято-Русскому, Православному. Пусть такой первосвяти-телъ не угоден будет евреям и еврействующим, пусть бешено опрокинутся на него либералы, кадеты, революционеры, пусть даже мученически прольется его кровь от руки злодеев-крамольников! Лилась же и льется на Руси кровь Русских невинных людей и многих верных слуг царевых. Мы окружим такого первосвятителя благоговейной преданностью, мы станем около него стеной, а по смерти сама могила его станет нам источником живой силы и вечного воодушевления.

Я пока кончил. «Еже писах, писах!» Простите, владыко, за слово укоризны, за жесткое слово, невольно вырвавшееся у меня. Пред саном святителя я благоговею, а лично против Вас, как человека, у меня нет ни гнева, ни раздражения; но я буду бороться, не страшась ничего, до гробовой доски, отдам всю жизнь до последней капли крови за торжество священных для меня начал: Святой Веры Православной, Самодержавного Русского Царя и великого Русского Народа.

2 Декабря 1906 года Александр ДУБРОВИН

«Русское Знамя». 6 Декабря 1906.

В. Ответ Митрополита Антония

Многоуважаемый Петр Петрович*).

На гнусное письмо г.Дубровина отвечать не буду. Оно все почти лживо и тенденциозно. Но мне хотелось Вас ознакомить с моими на него возражениями и вчера набросал я их бегло. Посылаю. Вас могут расспрашивать и самим Вам б.[ыть] м.[ожет] интересно узнать мои возражения. Если можно, — по миновании надобности мне их возвратите. Здоровье мое улучшилось. Предполагаю завтра приехать в Заседание. Благослови и храни Вас Господь. С сердечным Вам почтением

Ваш покорный слуга Митрополит Антоний. 1906 Декабря 7.

По поводу письма Дубровина.

Отказался служить молебен по крайнему недосугу и указал пригласить викария. Это обычный порядок даже и в назначении богослужений в храмовые приходские праздники.

На вопрос: стали бы Вы служить Октябристам молебен, — ответил: тоже не мог бы. Затем, в виду недовольства Дубровина и сопут-

* Взято из: «Русское прошлое», историко-документалъный альманах, книга 5. С.-Пб. Изд-во «Logos». 1994. Сс.20-29. За пояснениями к тексту мы отсылаем любознательного читателя к Сс.28-39 этого же издания, отметив лишь, что данный документ был адресован П.П. Извольскому, придворному Государя, бывшему в 1906-1909 гг. обер-прокурором Святейшего Синода. Полагаем, что оба эти документа - как письмо А.И. Дубровина, так и ответ на него Высокопреосвященнейшего Владыки Антония (Вадковского) достаточно характеризуют и личности и эпоху.

781

стпвовавших ему моим отказом, счёл необходимым заметить, что ими, очевидно, руководит не желание молиться, тогда и простой священнической службы было бы достаточно, — а тщеславие, — стремление выделить себя из других. При этом указал на их нетерпимость, употребление насилия и террора, разумеется газетную травлю достойнейших Архиепископов — Ярославского и Херсонского. В заключение высказал свой взгляд , что «для меня закон — самодержавная воля ГОСУДАРЯ. Он благоволил дать Манифест 17 Октября, и я обязан содействовать мирному его проведению в жизнь. Если же ГОСУДАРЬ отменит Манифест, буду всех учить повиноваться воле ГОСУДАРЯ*.

На этом беседа окончилась, и она собственно относилась к Союзу Русского Народа, представители которого у меня были, а не к правым партиям вообще, — как утверждает Дубровин.

Утверждение, что я получил степень доктора [богословия — авт.] за то же сочинение, за которое удостоен степени магистра, — ложь. Утверждение, что я отравил терзаниями душу Владыки Палладия, — ложь. До последней минуты жизни он относился ко мне с любовию, как к сыну, и я чтил его, как отца.

Финляндскую епархию, по словам Дубровина, открыли для меня. А Новгородскую для кого? — Со смертию митрополита Исидора одновременно из митрополии выделили эти две епархии, в интересах пользы дела.

Бобрикова я знал лично и службу свою в Финляндии он начал при мне. Его хоронили в Сергиевой пустыни и я отпевал его и речь говорил. Тоже было и в отношении к Плеве. Чухнина, Сахарова, Козлова, Мина* я совсем не знал, при погребении их не участвовал не по своему нежеланию, а потому и речей не говорил. Митрополитом я стал помимо многих заслуженных иерархов, но на это была воля ГОСУДАРЯ, а не какое-либо мое искательство.

Дубровину угодно приписать меня к левым. — Это гнусная клевета. Никогда моих симпатий к ним не было и быть не может. Их стремления противны моему духу и моим убеждениям, как христианина и священника. Никакой формы самочиния я не люблю и не выношу.

За веру Православную, за ЦАРЯ Самодержавного и за народ Русский православный я душу отдам, но не под знаменем таких людей, как Дубровин и ему подобных.

Ко всем епископам имею братскую любовь. Своих викариев воспитываю в истинных слуг ЦАРЯ и Отечества. Я просил бы г.Дубровина указать из бывших моих викариев, теперь самостоятельных епископов, хоть одного неблагонадежного.

Петрова поддерживал не я, а аристократия, называвшая меня гонителем его. Теперь Петров состоит под судом. Гапона поддерживал тоже не я, а покойный Министр Плеве. Его пустили руководителем в

782


рабочие союзы не только без моего ведома, но и вопреки моему запрещению. Архимандрит Михаил вырастал в Казанской Академии, — разумею студенчество его. В Петербуржскую же Академию был определён профессором, как подававший надежды молодой ученый. Как только обнаружилось его политическое направление, он немедленно уволен был со службы, и не по вмешательству Святейшего Синода, а по моему о том в Синод представлению.

Дубровин называет меня другом Витте. Но я и в знакомстве с ним никогда не состоял и не состою. В Комитет же Министров на три заседания был им приглашён с ВЫСОЧАЙШЕГО соизволения. О реформах Церкви рассуждений там не было. Синодa я не миновал, но совещался с ним по вопросам, подлежавшим обсуждению в Комитете Министров. Митрополит Московский глумлению никогда не подвергался. Про токол, правда, по домам разносили, но прежде чем его подписать, я его исправил так, чтобы никакой тени на митрополита не падало, ибо он был совершенно прав. А содержавшийся в протоколе призыв архиереев руководиться началами мира и любви разве позорен? Что протокол уже набирался в «Правительственном Вестнике", когда его ещё только подписывали, узнаю в первый раз от Дубровина.

Вор академический — бывший эконом; об этом идёт дело. Никого я тут не защищал, и денег не пополнял. Их должен внести виновный.

Факт о невнесении слова «Самодержавный» в телеграмму. Да разве в телеграммах полный титул ГОСУДАРЯ пишется? Вся телеграмма была проникнута верноподданическими чувствами и удостоилась ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕГО от ГОСУДАРЯ ответа.

Я принимал Огневых,. Поярковых, Афанасьевых? Да, один раз принимал, но вместе с оо. Горчаковым и Буткевичем, чтобы отдать их под руководство сих последних, о чём Дубровин предусмотрительно умолчал.

Поучение при открытии св.[ятых] мощей в Серове я говорил, — и тут Дубровин лжёт. От массы молящихся в Сарове не скрывался, а провёл среди них почти весь Июль месяц, подготовляя всё к торжеству открытиия св.[ятых] мощей. Уехал в Кисловодск лечиться, и не считаю грехом пользоваться Божиими дарами к облегчению болезни. Для меня нужны были воды, солнце и целебный воздух. Это мне известная причина поездки в Кисловодск, а какая известна г.Дубровину, — про то не ведаю.

По желанию Дубровина c[о] своего поста не уйду, а уйду когда повелит мне то ГОСУДАРЬ, возложивший на меня бремя моего нелёгкого служения.

1906 Декабря 6 Митрополит Антоний

783

Далее

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова