Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
Помощь

КЛИМЕНТ АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ


Его: на греческом в "Патрологии".

Педагог; Кто из богатых спасется; Cтроматы.

"Извлечения из Феодота" и "Избранные места из пророческих книг".

«Ипотипосы»

Clement d'Alexandrie, Protreptique (Le). SC, 2bis, 215 p.

Clement of Alexandria. Christ the Educator. Trans. Simon P. Wood. Washington D.C.: The Catholic University of America Press, 1954. Pp. 309.


О нем: Карсавин, 1927; лекция Мейендорфа, 1980; статья Афонасина, 1998; популярно Амман;

Behr, John. Asceticism and anthropology in Irenaeus and Clement. Oxford University Press, 2000.

Wyrwa, Dietmar. Die Christliche Platoneignung in den Stromates des Clemens von Alexandrien. Berlin: Walter de Gruyter, 1983. Pp. 380.

Яков Кротов: Климент Александрийский о доверии и вере в Христа.

Из "Библиологического словаря"
священника Александра Меня
(Мень закончил работу над текстом к 1985 г.; словарь оп. в трех томах фондом Меня (СПб., 2002)) 

К досье Меня

 

КЛИМЕНТ АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ, Тит Флавий, свящ. (ок.150-ок.215), греч. Учитель Церкви, один из выдающихся представителей *александрийской школы. Род. в языч. семье, вероятно, в Афинах. О времени и обстоятельствах его обращения ничего неизвестно. Уже будучи христианином, Климент много путешествовал, как было тогда принято среди философов (он побывал в Италии, Сирии и *Палестине). Обосновавшись в Египте, он сблизился с Пантеном, руководителем александрийской катехизич. школы, а когда тот отправился миссионером в Индию, стал его преемником (ок. 200). В это время К.А. принял сан пресвитера. В период гонения Септимия Севера он покинул Александрию, а затем жил в М. Азии у своего ученика Александра (впоследствии еп.Иерусалимского).

Из экзегетич. трудов К.А. сохранилось небольшое произведение «Какой богач спасется?», к-рое представляет собой гомилетич. комментарий к истории богатого юноши (Мк 10:17-31). В нем К.А. развивает мысль, что не само богатство является причиной гибели души, а привязанность к нему; употребляемое во благо, оно может служить ко спасению.

В своей трилогии «Увещание к эллинам» (ProtreptikХj prХj ™llhaj), «Педагог» (PaidagwgТj), «Строматы» (Strwmate‹j), «Узорчатые ковры» К.А. создал опыт апологии христианства, обращенной к образованным язычникам. Богатство содержания трилогии и ее художеств.-филос. форма ставят К.А., по словам *Юлихера, в ряд «величайших греческих прозаиков». Во многом К.А. опирался на *Филона Александрийского; напр., он принимал его теорию о том, что греч. философы заимствовали многие свои идеи у библ. пророков. Такая т. зр. позволила христианам находить ценное в антич. мысли и культуре. К.А. высоко ставил роль разума в осмыслении веры и полемизировал с теми, кто, прикрываясь благочестием, проповедуют невежество.

Для истории новозав. писаний труды К.А. ценны его сведениями о Евангелиях и евангелистах. В проповеди «Какой богач спасется?» (T…j Р swzТmenoj ploЪsioj) он приводит древнее предание о жизни ап.Иоанна. Есть свидетельства *Евсевия Кесарийского о книге К.А. «Очерки» («`Upotupиseij»), к-рая содержит много библ. данных.

«В "Очерках", — пишет Евсевий, — он, коротко говоря, дает сжатый пересказ всего Нового Завета, используя и книги оспариваемые: Послание Иуды и прочие Соборные Послания, Посл. Варнавы и Откровение, приписываемое Петру. Посл. к Евреям он считает Павловым и говорит, что написано оно было для евреев и по-еврейски, а Лука старательно перевел его для эллинов. Вот почему одинаковый стиль этого Послания и в Деяниях. Что в заглавии его не стоит «Павел апостол», это понятно: обращаясь к евреям, относившимся к нему предвзято и с подозрением, разумно было не отталкивать их сразу своим именем; несколько ниже он [Климент] добавляет: "Как сказал блаженный пресвитер: Господь, Апостол Вседержителя, был послан к евреям, а Павел, как посланный к язычникам, по скромности и не называл себя апостолом евреев, не смея равняться с Господом, а также и потому, что Послание к Евреям только добавка к его деятельности, ибо он был проповедником и апостолом язычников". В этих же книгах Климент приводит предания древних пресвитеров о возникновении Евангелий: "Первыми написаны Евангелия, где есть родословные. Евангелие от Марка возникло при таких обстоятельствах: Петр, будучи в Риме и проповедуя Христово учение, излагал, исполнившись Духа, то, что содержится в Евангелии. Слушавшие — а их было много — убедили Марка, как давнего Петрова спутника, помнившего все, что тот говорил, записать его слова. Марк так и сделал и вручил это Евангелие просившим. Петр, узнав об этом, не запретил Марку, но и не поощрил его. Иоанн, последний, видя, что те Евангелия возвещают земные дела Христа, написал, побуждаемый учениками и вдохновленный Духом, Евангелие духовное» (Церк.Ист.VI,14).

Очень важным является свидетельство К.А. о еврейском Ев. от Матфея, к-рое Пантен нашел у индийских христиан (Евсевий. Церк.Ист.V,10). Использование К.А. в качестве «писаний» апокрифич. книг (*Дидахе, *Варнавы послание, Проповедь Петра, Ев.Матфия, «Пастырь» Герма и др.) указывает, что в его время новозав. *канон находился еще в стадии формирования.

Как типичный представитель александрийской школы, К.А. не ограничивался разъяснением библ. *антропоморфизмов, а настаивал на отыскании в свящ. книгах «таинственного смысла». С этой целью он даже прибегал к пифагорейской числовой символике. При этом К.А. доказывал, что толкование Библии требует как чистоты духа, так и просвещенного разума, усвоившего философию, диалектику и естеств. науки. «Смысл многих пророческих и учительных книг Духом, в них действовавшим, — пишет он, — выражен прикровенно, потому что не у всех слух одинаково развит для понимания смысла тех речений. Истолкование таких мест Писания без помощи светских наук невозможно» (Строматы,I,9). Он сам использовал данные греко-римской историографии при уточнении библ. *хронологии (там же, I,21). Для истории первохрист. лит-ры книги К. ценны и тем, что приводят много выдержек из утерянных *гностических писаний.

u M i g n e. PG, t.8-9; SC, t.2,30,70,108,158; в рус. пер.: Увещание к еллинам, Ярославль, 1888; «Кто из богатых спасется?..», там же, 1888; Педагог, там же, 1890; Строматы, там же, 1892; Извлечения из Феодота и «Избранные места из пророческих книг», ХЧ, 1912, № 11; Очерки К. А. на Соборные послания, ХЧ, 1913, № 9;

l Б ы ч к о в В.В., Эстетические взгляды К. А., ВДИ, 1977, № 3; Л и в а н о в К., О К. А., I-II, ПО, 1867, т.22, 24; М и р т о в Д.П., Нравственное учение К. А., СПб., 1900; НЭС, т.21; ПБЭ, т.11, с.103-39; П о п о в К.Д., Вера и ее отношение к христ. знанию по учению К. А., ТКДА, 1887, № 12; С а г а р д а А.П., Ипотикосы К.А., СПб., 1913; Я с т р е б о в Н., Учитель Церкви, К. А., ЖМП, 1952, № 7; M o r t l e y R., Connaissance religieuse et herm№neutique chez Cl№ment d’Alexandrie, Leiden, 1973; Q u a s t e n, Patr., v.2, p.1-36 (там же приведена иностр. библиогр.); см. ст. Святоотеческая экзегеза.

Дополнения:

Ashwin-Siejkowski. Piotr. Clement of Alexandria on Trial: The Evidence of 'Heresy' from Photius' Bibliotheca
Leiden, Brill, 2010. Series: Vigiliae Christianae, Supplements, 101

John Behr _Asceticism and anthropology in Irenaeus and Clement. (Oxford: OUP, 2000)

Broudehoux, Jean-Paul. "Marriage et famille chez Clement d''Alexandrie" (Paris: Beauchesne, 1970).

See also the relevant chapter in: Brown, Peter. "The Body and Society" (London: Faber, 1989)

Ко входу в Библиотеку Якова Кротова



Оцифровка

Видеосъемка, видеомонтаж, оцифровка и запись видео на DVD

cifraperm.ru