Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
Помощь

ИРИНЕЙ ЛИОНСКИЙ


Его:

Доказательство апостольской проповеди, СПб., 1907

Против ересей: книга первая - вторая - третья. - четвертая. - пятая.

Patrologia Graeca. Tomus VII. Ireneaus Lugdunensis. 2 части.

О нем:

 

Преображенский, 1900; Спасский, 1906; Карсавин, 1927; Мейендорф, 1980; Андия, анализ его учения о воскресении плоти, 1982; его отношение к гностицизму, Шедель; популярно Амман; Кротов.

Behr, John. Asceticism and anthropology in Irenaeus and Clement. Oxford University Press, 2000.

Briggman, Anthony. Irenaeus of Lyons and the Theology of the Holy Spirit Oxford, Oxford University Press, 2012, 272 pp.

Из "Библиологического словаря"
священника Александра Меня
(Мень закончил работу над текстом к 1985 г.; словарь оп. в трех томах фондом Меня (СПб., 2002)) 

К досье Меня

ИРИНЕЙ ЛИОНСКИЙ (Eirhna oj Р LougdoЪnou), свт. (ок.130 - ок.200), зап. отец Церкви, отстаивавший православие перед лицом гностической *теософии. Принадлежал к поколению, непосредственно следовавшему за *Мужами Апостольскими. Родиной И.Л. была, вероятно, М.Азия; во всяком случае, он тесно связан с малоазийской традицией. В своем послании к другу юности Флорину он вспоминает о Поликарпе, «как он рассказывал о своем обращении с Иоанном и с прочими самовидцами Господа» (цит. у *Евсевия, Церк.Ист., V, 20). Ок. 177 И.Л. переехал на Запад в Галлию и поселился в Лионе, христиане к-рого переживали в это время жестокие гонения. Вскоре И.Л. был рукоположен во пресвитера, а в 190 стал епископом Лиона, преемником мученически погибшего епископа Потина. В спорах о времени празднования Пасхи И.Л. занял примирительную позицию, стремясь быть посредником между Востоком и Западом. По сведениям Евсевия, И.Л. умер мучеником. Правосл. Церковь празднует его память 23 августа.

Из соч. И.Л. полностью сохранилось лишь два: «Опровержение и победа над мнимым гнозисом», или «Против ересей», и «Доказательство апостольской проповеди». Все остальные его труды имеются лишь во фрагментах. Кн. «Против ересей» посвящена полемике с гностиками и *Маркионом, к-рые в годы епископства И. представляли собой наиболее серьезную опасность для христианства. Полемика шла, гл. обр., вокруг Свящ. Писания, поэтому творения И. имеют большое значение для библеистики. Гностики утверждали, что: 1) НЗ не имеет отношения к ВЗ, к-рый есть порождение несовершенного Духа или даже злого Демиурга, 2) истинное Евангелие возвещалось Христом только для избранных и поэтому вера должна опираться на эту эзотерич. традицию, при этом Четвероевангелие либо отвергалось, либо перекраивалось. Выступая против указанных тезисов, И. доказывал, что ВЗ и НЗ представляют собой единое целое, связанное преемственной цепью Откровений. Бог обоих Заветов — один и тот же Бог. «Ни Господь, ни Святой Дух, ни Апостолы, — писал он, — никогда не назвали бы определенно и решительно Богом того, кто не Бог» (Против ересей, III, 6,1). «И тот и другой Завет произвел один и тот же Домохозяин — Слово Божие, Господь наш Иисус Христос, Который говорил с Авраамом и Моисеем, а в последние времена возвратил нам свободу и умножил происходящую от Него благодать» (там же, IV, 9,1). В ответ на доводы гностиков, ссылавшихся на свои собственные Евангелия, И. показывал, что эти тексты написаны не в апостольское время, а совсем недавно, его современниками. Самая же достоверная и прочная традиция, восходящая к апостолам, отражена лишь в четырех истинных Евангелиях.

«Матфей, — пишет И.Л., — издал у евреев на их собственном языке писание Евангелия в то время, как Петр и Павел в Риме благовествовали и основали Церковь. После их отшествия Марк, ученик и истолкователь Петра, передал нам письменно то, что было проповедано Петром. И Лука, спутник Павла, изложил в книге проповеданное им Евангелие. Потом Иоанн, ученик Господа, возлежавший на Его груди, также издал Евангелие во время пребывания своего в Ефесе Азийском» (там же, III, 1,1). Среди апостолов, доказывал И.Л., не было избранных, к-рые якобы только одни и были посвящены в тайное учение. И Петр, и Павел были представителями и посланниками Церкви. В Церкви через преемство *Предания хранится и живет евангельское благовестие (там же, III, 13,1). Даже число Евангелий не случайно. И. связывает его с древним символом завершенности и вселенскости. «Как четыре страны света, в котором мы живем, и четыре главных ветра, так и Церковь рассеяна по всей земле, а столп и утверждение Церкви есть Евангелие и Дух жизни, то надлежит ей иметь четыре столпа, отовсюду веющих нетлением и оживляющих людей» (там же, III, 11,8). По ходу своей дискуссии с гностиками И. поднимал много частных экзегетич. и догматич. вопросов, особенно останавливаясь на библейской *сотериологии. В противовес гностич. *дуализму, он интерпретирует ее как исцеление твари и приобщение ее к божественной жизни. «Первородное Слово нисходит в тварь, т.е. создание (телесное), и объемлется им, и, с другой стороны, тварь принимает Слово и восходит к Нему, восходя выше ангелов, и делается по образу и подобию Божию» (там же, V, 26,3).

u M i g n e. PG, t.7; в рус. пер.: Соч. св.Иринея, еп.Лионского, М., 1871, т о ж е, репринт. изд., М., 1996; Доказательства апостольской проповеди, ХЧ, 1907, № 4-6.

l *Г у с е в Д.В., Догматич. система св. И. Л. в связи с гностич. учениями второго века, ПС, 1874, № 8-9; [Евгений (Сахаров-Платонов)], Св.И., еп.Лионский, ПрТСО, т.1, кн.4, 1843; С а г а р д а Н.И., Новооткрытое произведение св. И. Л. «Доказательство апостольской проповеди», СПб., 1907; ПБЭ, т.5, с.1018-22; Ф е д ч е н к о в С.А., Армянские фрагменты творений св.И. Л., ХЧ, 1915, № 4; е г о ж е, Св.И. Л. Его жизнь и лит. деятельность, Серг. Пос., 1917; иностр. библиогр. см. в журн. Connaissance des p–res de l’Eglise, 1979, № 2 и в кн.: Q u a s t e n. Patr., v.1, p.287; см. также ст. Святоотеческая экзегеза.


John Beh. Asceticism and anthropology in Irenaeus and Clement. (Oxford: OUP, 2000)

Заметка Кротова

Ко входу в Библиотеку Якова Кротова